nestormedia.com nestorexpo.com nestormarket.com nestorclub.com
на главную новости о проекте, реклама получить rss-ленту

Chris Rea - Монолог

стиль:

Chris Rea - Монолог
Кристофер Энтон Ри – неутомимый популяризатор блюза, неповторимый гитарист и эмоциональный вокалист – талантам своим обязан тому невообразимому коктейлю из итальянской, ирландской и югославской крови, что течет в его жилах. Впечатленный игрой гитариста The Eagles, молодой торговец мороженного взялся за гитару в 19, чтобы уже через 10 лет стать мировой знаменитостью. Он начал карьеру музыканта с группы Magdalene, но вскоре перешел к сольному творчеству. Крис Ри со своим бархатным баритоном и умелым обращением со слайдером, проповедовавший идеи классических гитарных групп 70-х, с первым синглом Fool вдруг сразу занял 12-е место в американском хит-параде и был номинирован на Грэмми. А потом, после тихого, но очень плодотворного периода, музыкант становится одним из самых слушаемых исполнителей в Германии и Ирландии, а его диски, которые выходят один за одним, очень скоро приобретают там статус золотых и платиновых (The Road To Hell). И хотя жизнь Криса не раз выписывала лихие виражи, то отказывая ему в популярности, то – в здоровье, музыкант продолжает успешно гастролировать по всему миру.

Перед шумной толпой минских журналистов он появился, одетый по-домашнему просто и с видом человека, который совсем недавно был занят важным делом. Как всегда невозмутимый, обаятельный и немного печальный. Крис Ри – человек-легенда собственной персоной. Он вел себя так, словно хотел показать, что ничем не отличается от десятков людей, которые пришли задать ему свои вопросы. Гениальный поэт, музыкант, композитор, художник, режиссер показал себя таким, какой он есть, без того возвышенного пафоса, который обычно присущ знаменитостям, без звездной мишуры. Любящий муж и отец Крис Ри – человек, который ищет как можно больше хороших сторон в жизни, даже самые глупые вопросы журналистов превращая в интересную беседу. Он давал искренние ответы, а в его печальных глазах хранилась мудрость, говорившая о еще большем. Он действительно легенда, такая, какой она и должна быть.

«Вряд ли я могу выделить кого-то из современных исполнителей. Поскольку цифровые технологии получают в мире наибольшее распространение, трудно сказать, кто на самом деле играет. Если сравнивать тот звук, который есть на студийной записи музыкальной группы с тем звуком, который выходит из колонок на ее же концерте, то создается ощущение, будто слышишь двух разных исполнителей. Иногда я беру дочерей на свои концерты, и они ощущают там совсем другую атмосферу. Если я был бы рок- или поп-звездой, меня заботило бы совсем другое, нежели музыка: сколько народу пришло на концерт, как я выгляжу, красиво ли говорю… Думаю, это сильно утомляет».

«У меня всегда печальные глаза, особенно, когда я счастлив. Они печальны даже на футболках с моим изображением».

«Сейчас мы делаем музыкальные книги для того, чтобы те люди, которые слушают мою музыку на протяжении 20 лет, получали все те же эмоции, что и раньше. Мы пытаемся сделать продукцию более интересной, а пластинку наполнить лучшим материалом, чем простые 10 треков на диске. Сейчас я пытаюсь использовать музыкальное сопровождение, похожее на мотивы 60-х годов, и перейти к блюзу. Мы так же используем европейские гитары в аранжировках, поскольку в то время они были дешевле и популярнее. Даже «Битлз» поначалу играли на таких инструментах, прежде чем перейти на американские. Постепенно такие блюзовые гитары стали символом мечты о музыке, и мы всегда начинаем концерт именно на них. Для меня и моих музыкантов живое исполнение – по-настоящему важная часть творчества».

«Я не люблю современные технологии, хотя и перевел свою музыку в формат Мр3. Это были чисто коммерческая затея, результат которой мне не понравился – пришлось уволить много людей. Да, этим действием я сэкономил много денег, но это же и развеяло всю прежнюю атмосферу создания моей музыки. Раньше музыка воспринималась как волшебство – о ней выходили специальные радио- и телепередачи, было много изданий, посвященных этой тематике. А покупая саму пластинку, я бережно нес ее домой, чтобы трепетно включить проигрыватель и насладиться музыкой. Сейчас этого нет, потому что любую композицию можно скачать из Интернета, не выходя из собственного дома. И в творчестве многих молодых групп, которые используют современные технологии, нет этого волшебства».

«Я – приверженец старых технологий, и до сих пор выпускаю свои альбомы на виниловых пластинках (и на СD-дисках, конечно, тоже). Виниловые записи – это произведение искусства. В них, словно в картинах, есть определенное настроение и сокрыты сильные чувства. И я уверен, многие мировые знаменитости не стали бы такими известными, если бы в начале их творчества присутствовала эта коммерческая составляющая современности – формат Мр3».

«20 лет назад я выпустил альбом, посвященный Советскому Союзу и перестройке Dancing With Strangers With, а одну из песен посвятил господину Горбачеву (Gonna Buy A Hat). Теперь же я написал бы песню против всех политиков. У меня даже есть одна такая композиция, называется: «День дурака». Она о британских солдатах, которые воевали в Ираке. Среди них много моих друзей. Когда они возвращались с войны, то все повторяли одно: «Мы не знаем, ради чего там были». Британцам теперь очень стыдно за это перед миром, и Тони Блэр непопулярен среди своего народа именно поэтому. Зачем нужно лезть в глобальную мировую политику, когда в собственной стране не хватает больниц?»

«Блюз – это чувства. Среди журналистов я часто встречаю непонимание того, что блюз – музыка не только чернокожих. Блюз – это музыка всех людей. Я могу сказать, что и Чайковский играл блюз, правда, по-своему».

«Моя любовь к музыке началась с Чарльза Батона, когда мне было всего лишь 20 лет. Я услышал по радио его композицию, и был сильно впечатлен. Позже я узнал и фолк-гитариста Джо Уолшу из группы The Eagles, творчество которого так же оказало на меня большое влияние».

«Если бы я остался играть в группе Magdalene, то она существовала бы до сих пор, потому что в свое время подписал очень выгодный контракт со звукозаписывающей компанией. Но я хотел стать поэтом-песенником и не желал оставаться только вокалистом. Вообще, Magdalene была скорее не профессиональная рок-группа, а некий молодежный клуб, музыканты которого, в том числе и Дэвид Ковердейл, играли для местной публики».

«Как художнику, мне нравятся очень многие картины. Я начал заниматься живописью 8 лет назад, правда, на любительском уровне. Потом я взял несколько уроков у настоящих художников, в том числе и у своей дочери. От нее же я узнал об импрессионистах».

«Я так же увлекался кино, и хочу сказать, что съемочный процесс был прекрасен до появления современных технологий. Очень здорово было сочинять музыку, которая соответствовала эмоциям героев фильма. Сейчас все иначе: готова музыка – и для нее появляются эмоции. Это искусственные аранжировки».

«Мои дочери иногда помогают мне в творчестве. Одну из своих песен я посвятил младшей – Джулии. Песня так и называется – Julia. Не секрет, что эта композиция стала хитом. Нужно было бы завести побольше детей – тогда было бы больше хитов (смеется)».

«Вообще-то, в том, как сделать песню хитом, есть очень много нюансов. Такие исполнители, как Джими Хендрикс или Боб Марли никогда не станут мега-звездами, потому что американский и британский шоу-бизнес не позволит им набрать такую известность. Те, кто заправляет британским шоу-бизнесом, просматривают выступления поп-звезд, вместо того, чтобы посетить концерты по-настоящему хороших исполнителей».

«Если говорить о записи хитов, то надо сказать, что успехом у публики больше пользуются коммерческие проекты, нежели творческая искренность. Поэтому у меня и нет больше хитов. Самые лучшие британские исполнители не могут даже снять видеоклип, потому что у них просто нет для этого денег. Молодежь относится по-другому к музыке, чем я в свое время. Это и понятно: в обилии разных стерео и видео записей теперь довольно сложно выделить что-то особенное. Сложно понять и различить современных исполнителей, узнать, кто из них кто. Впрочем, когда я был молод, мой отец так же не мог разобраться в музыке моего поколения. А сейчас мои дети теряются в этом».

«Я постоянно нахожусь в творческом процессе. И перед тем, как идти сюда, на встречу с журналистами, я писал песню. Она была о том, как я скучаю по жене. Самая хорошая и искренняя песня получается тогда, когда и музыка, и слова рождаются одновременно. Именно поэтому мы создаем музыкальные книги, чтобы кроме самих песен, в них присутствовали разные сопутствующие элементы, которые помогли бы лучше передать настроение. Несмотря на то, что наши книги расходятся тиражом в 25 миллионов экземпляров, я записываю их не с целью коммерческой выгоды. Мне очень нравится творческий процесс, и я не хочу останавливать свою деятельность».

Подготовил
Максим КОЗЛОВ

Jazz - Квадрат, №2/2008


авторы
Максим КОЗЛОВ
музыкальный стиль
современный блюз
страна
Великобритания
Расскажи друзьям:

Еще из раздела гитаристы
Coco Montoya - Темпераментный наследник Альберта Коллинза Corey Harris - От антропологии к блюзу Long John Hunter - новый король техасского блюза Taj Mahal - глобальный блюз
© 2017 Jazz-квадрат

Сайт работает на платформе Nestorclub.com