nestormedia.com nestorexpo.com nestormarket.com nestorclub.com
на главную новости о проекте, реклама получить rss-ленту

Александр Жаров

стиль:

Александр Жаров По сложившейся традиции мы продолжаем знакомить читателей с учениками и выпускниками авторской методики Игоря Бойко «Лаборатория профессионального образования для гитаристов». Сегодняшний наш гость – Александр Жаров – один из таких «лаборантов» школы знаменитого гитариста, без пяти минут ее выпускник.

Максим Ротшильд: Александр, когда тебя посетила мысль научиться играть на гитаре? И вообще, расскажи немного о себе.

Александр Жаров: Рожден я был в неблизкой, но славной Рязани в 1975 году в обычной рабочей семье. Музыку в семье всегда любили, но профессиональных музыкантов не было, хотя мой дедушка в молодости играл на мандолине, и даже обучался в консерватории в Москве, но время было тяжелое, ему пришлось забросить музыку и, как говорится, идти «класть паркет».

Мой же первый опыт близкого соприкосновения с музыкой произошел, когда мне было 5 лет: отец играл на баяне, а я в рыданиях убегал в другую комнату и там боялся этих страшных, как мне казалось, звуков. Вообще, начало как-то не задалось: в первом классе меня выгнали с урока музыки за плохое поведение. Лет в четырнадцать-пятнадцать меня заинтересовала, как и всех в этом возрасте, рок-музыка, захотелось быть ближе к ней. Мы слушали Цоя, ДДТ, Аквариум, и меня посещало желание не то чтобы научиться играть на каком-либо инструменте, а, вообще, хотелось стать либо звукорежиссером, либо еще кем-то из рок-приближенных, просто притягивала эта эстетика. Увлекся я серьезно, видимо, это и было определяющим моментом.

Почему ты выбрал именно электрогитару?

Вообще, свой первый инструмент я купил за 60 рублей, заработанные на летней колхозной практике. Это была обыкновенная шестиструнная акустика то ли мебельной, то ли еще какой-то фабрики. Затем, поскольку гитара уже была, пришлось купить самоучитель, и все это добро благополучно провалялось, наверное, с год. Потом я повстречался со своим приятелем, который тоже только начинал играть, но на электрогитаре. Мне его учить было нечему, поэтому я сам стал учиться у него. Как ни странно, но все простейшие рок-н-ролльные ходы, которые он мне показывал, я схватывал очень быстро и в скором времени мог играть те же фразы, что и мой друг. В общем, все шло неплохо, кроме одного: на акустике играть рок и блюз было жутко неудобно, и я загорелся электрогитарой, которую вскоре и приобрел. Это была серьезная коммерческая операция: поскольку денег не было, я поменял на электрогитару свой ваучер. Это был знаменитый шедевр советского гитаростроения с загадочным названием «Аэлита». Нужно отметить, что звучание гитары было таким же своеобразным, как и ее внешний вид.

После приобретения инструмента, процесс, как тогда говорилось, пошел: мы с приятелем собирались и играли, что нам нравилось, импровизируя и аккомпанируя попеременно. Кроме того, мы ходили на репетиции в Дом пионеров к «старшим товарищам», которые уже что-то могли, и довольно прилично, например, они запросто могли сыграть целый альбом AC/DC без остановки. Так и началась моя жизнь с электрогитарой.

Как ты оказался в лаборатории Игоря Бойко – случайно для себя или целенаправленно?

Был период в жизни, когда я работал продавцом гитарного отдела в одном из московских музыкальных магазинов, где была возможность ежедневно заниматься. Примерно после года таких «тренировок» я понял, что «варюсь в собственном соку», играя одно и тоже. Захотелось чего-то свежего, нового, да и с теорией не все было гладко, т.к. «правильного» музыкального образования не было. Я понял, что разрозненных и обрывочных на тот момент знаний мне не хватает, хотелось какой-то системы, которая позволяла бы двигаться дальше.

С такими мыслями я стал искать «правильного» педагога, в первую очередь, естественно, в интернете. В сети я и наткнулся на сайт Игоря Бойко и узнал, что он открыл свою авторскую школу «Профессиональное образование для гитаристов». Нужно сказать, что до этого встречал в прессе уроки Игоря Бойко, видел книги в музыкальных магазинах и понял, что хочу учиться именно у него. Дальше все было просто: я ответил на вопросы анкеты, отправил ее и через некоторое время Игорь Александрович мне назначил прослушивание, которое увенчалось принятием в его «Лабораторию».

Какие моменты в учебном методе Игоря Бойко ты бы мог выделить особенно?

Занимаясь в «Лаборатории», я пытаюсь поступать по принципу «пустого сосуда», т.е., отправляясь на занятие, стараюсь освободить место в своей голове, чтобы впитать максимум информации, потому что даже то, что Игорь Александрович рассказывает за чашкой чая перед уроком, не менее важно, чем сам урок. Вообще, материал тщательно систематизирован и преподносится таким образом, что по прошествии определенного времени все «паззлы» встают на свои места и становится понятно – что, откуда, куда и когда…

Остается только заниматься, «вбивая» информацию в пальцы и применяя ее на практике. То, что предлагает Игорь Александрович на уроках, не имеет ярко выраженной стилистической направленности, поэтому можно использовать материал по своему усмотрению в любом музыкальном направлении, причем все предлагаемые идеи, как мелодические, так и гармонические, звучат очень «фирменно» и современно.

Предпочтение какому гитарному оборудованию ты отдаешь?

С того момента как, будучи продавцом гитар, познакомился с гитарами фирмы Gibson, я их полный и безоговорочный фанат. У меня самого Gibson SG special faded. Может быть, это не самый дорогой инструмент, но более чем прилично звучащий для своей цены, я бы даже сказал, что SG special ничем не хуже, чем его старший брат SG standard, просто менее выигрышный по внешнему виду.

В плане гитарных эффектов я минималист. Считаю, что процессоры – не панацея вообще и, скажем, перегруженный звук нужно получать, используя лампы. Я пользуюсь «честным» двухламповым предусилителем итальянской ручной сборки фирмы Brunetti (модель Overtone 2). Еще у меня есть wah-wah DOD FX-17, эта педаль служит мне верой и правдой с 95 года. Прелесть в том, что принцип ее работы не основан на механическом вращении потенциометра, поэтому во время движения ногой не возникает порогов резкого перепада частоты. Также она имеет пару скрытых регулировок тембра и скорости срабатывания «ква», поэтому ее можно использовать практически в любом стиле.

Из усилителей нравится Trace Eliot, у него такой жирный теплый плотный английский саунд! Также люблю Marshall, особенно ламповые модели. Всем известно, что Gibson и Marshall являются классической парой, и с этим трудно спорить. В планах приобретение хорошего ревербератора, энвелоп-фильтра, ну и, конечно, нескольких гитар Gibson.

В каких музыкальных командах ты работал, и где работаешь сегодня?

Порочными связями с русской попсой пока еще себя не запятнал, но все еще впереди. В рязанский период своей жизни играл в малоизвестных коллективах в различных же стилях и направлениях: от блюза и рока шестидесятых, до таких экстремальных направлений, как рэп-кор, в духе Rage against the machine, был и опыт работы с трип-хопом в духе Portishead. С 2003 года принимаю участие в «широко известном в узких кругах» коллективе под названием «Пончо Панамас» и параллельно работаю в кавер-проекте.

И, напоследок, просьба, ставшая для нашей рубрики традиционной: расскажи забавный случай из своей музыкальной практики.

Не могу припомнить ничего стоящего, в основном небольшие происшествия, не заслуживающие внимания. Хотя, могу сказать, что быть музыкантом в России – уже забавный случай.

Максим РОТШИЛЬД

Jazz-Квадрат, №1/2008


музыкальный стиль
современный блюз
страна
Россия
Расскажи друзьям:

Еще из раздела гитаристы
Артур Кутепов: Джаз – моя музыка Памяти Билли Бауэра Темур Квителашвили - Мастер и деньги Bill Frisell - Странные встречи с Биллом Фризеллом
© 2017 Jazz-квадрат

Сайт работает на платформе Nestorclub.com