nestormedia.com nestorexpo.com nestormarket.com nestorclub.com
на главную новости о проекте, реклама получить rss-ленту

Alice Coltrane - Божественная любовь Элис Колтрейн

стиль:

Alice Coltrane - Божественная любовь Элис Колтрейн
Канун старого Нового года, праздника, смысл которого внятен только рожденным в СССР, стал в 2007 году черным временем для поклонников джаза во всем мире. 12 января от последствий пневмонии скончалась Элис Колтрейн, 13 января пал в долгой борьбе с онкологическим заболеванием Майкл Брекер. В новостных лентах крупнейших мировых агентств обе печальные новости стояли рядом. Вал сообщений и некрологов, связанных с этими событиями, не спадал всю последующую неделю. Сейчас наступает время более спокойного осмысления вклада в развитие джаза этих людей, чьи имена волею смерти встали рядом. Рискну предположить, что музыку младшего из прославленных братьев Брекеров у нас, то есть в бывшем СССР, слушают больше и творческий путь его знают лучше. Как-никак, Рэнди и Майкл Брекеры вышли на джазовую авансцену в начале 70-х, в годы расцвета джаз-рока или музыки фьюжн, и в дальнейшем их карьера всегда была на виду и на слуху. И как раз в тот период Элис Колтрейн постепенно отказывается от публичных выступлений, и с тех пор ее имя все реже и реже попадает на страницы даже специализированных джазовых изданий. Однако, при этом она никогда не переставала заниматься музыкой и интенсивность ее творческих поисков ничуть не ослабела. В информационную тень она ушла абсолютно добровольно. Элис Колтрейн была удивительным, во многом уникальным человеком и музыкантом. Именно поэтому мне показалось важным, отдать дань ее памяти этой статьей.

Пишущая и вещающая братия заметно истрепала красивое и глубокое слово «духовность», сплошь и рядом применяя его к весьма мелким и заурядным людям и явлениям. Слово девальвировалось от частого употребления всуе. Но понятие-то это осталось! И во многих сферах человеческой деятельности есть эта самая духовная сторона. Только не кричит она о себе, не размалевывается яркими красками, а чаще малозаметна, скромна и требуется особое внимание, особый настрой, чтобы ее заметить. Осязать эту тонкую материю дано не каждому. Разумеется, есть эта духовная сторона и в джазе. И мало кто олицетворяет ее в большей степени, чем гениальный музыкант Джон Колтрейн и жена его Элис…

…Они встретились впервые в июле 1963 года, в известном нью-йоркском джазовом клубе Birdland. Джону было тогда 37, Элис – 26. Колтрейн находился в зените славы и был в те годы, наверное, наиболее широко известной личностью в мире джаза. Его квартет с Тайнером, Джонсом и Гаррисоном не без оснований считали лучшим джазовым квартетом в мире. Модальный джаз был у всех на слуху, у Колтрейна появились последователи и подражатели. А вот в личном плане дела его складывались не столь радужно. Джон совсем недавно расстался со своей первой женой, Хуанитой Наймой Грабб, с которой он прожил восемь лет и влияние которой на его жизнь и творчество невозможно переоценить. Именно ей посвятил Джон одну из своих известнейших пьес, Naima, именно она помогла ему в 1957 году вырваться из лап наркозависимости, именно принятие ею ислама повлияло и на духовную жизнь Колтрейна. И все же… и все же они расстались, и это наверняка было очень больно.

И вот в такой момент судьбе было угодно познакомить Джона с Элис. Она выступала в Birdland в составе комбо вибрафониста Терри Джибса (Terry Gibbs) и носила тогда свою девичью фамилию МакЛеод. В джазе к тому времени Элис была уже не новичком, играла эту музыку профессионально, но в широких кругах джазовой и околоджазовой публики ее еще почти никто не знал. Личная жизнь и у нее складывалась не слишком просто. К моменту знакомства с Колтрейном близкого человека рядом с ней не было, она одна воспитывала дочь Мишель. Привлекательная внешность сочеталась в этой молодой женщине с цельным, уравновешенным характером. Ее тогдашний шеф Терри Джибс вспоминал, что она «…была самым приятным партнером из тех, с кем мне доводилось работать. Это была настоящая леди». Он же стал невольным свидетелем разворачивавшегося у него на глазах романа и в интервью для Los Angeles Times позже рассказывал: «Он разглядел в ней нечто прекрасное. Оба они очень смущались и вели себя весьма скованно. Их влюбленность друг в друга была чувством очень светлым и красивым». К словам Джибса можно добавить, что это чувство оказалось еще и прочным. Вскоре Джон и Элис поженились. Так Элис МакЛеод стала Элис Колтрейн.

А родилась она в Детройте 27 августа 1937 года. Ее родители, Солон и Энни МакЛеод, были людьми очень религиозными и большими любителями музыки. В силу этих двух факторов, девочку очень рано, уже с семи лет, начали учить музыке, а конкретнее – игре на фортепьяно, и очень рано она начала выступать в церкви, аккомпанируя на органе или фортепьяно ансамблям, исполняющим музыку госпел. Обучение музыке начиналось с классических образцов. Традиционные этюды Черни особого прилива энтузиазма не вызывали, музыка Рахманинова, Чайковского, Бетховена заинтересовала Элис, но, играя европейских классиков, она скорее просто оттачивала технику игры на фортепьяно, душой же Элис всецело завладел джаз. Виной тому был ее сводный брат, Эрни Фэрроу (Ernie Farrow), видный боповый басист, сумевший раскрыть перед ней всю красоту и притягательность музыки, которую он играл. Элис поступила в Детройтский технологический институт и параллельно активно изучала джаз и играла с местными музыкантами, в том числе такими видными мастерами, как гитарист Кенни Баррелл и саксофонист Лаки Томпсон. Постепенно молодая пианистка становится все более популярной в джазовых кругах Детройта. Ее охотно приглашают для участия в различных концертах, сессиях и клубных джэмах. Она становится профессиональным музыкантом, основывает свое собственное трио, выступает дуэтом с вибрафонистом Терри Поллардом. В 1959 году Элис даже едет в Париж, чтобы взять уроки мастерства у такого гиганта, как Бад Пауэлл. Женщины – инструменталистки в джазе тогда были еще в диковинку, их можно было перечислить на пальцах двух рук, так что Элис становится личностью заметной. Вдобавок, она приступает и к вовсе уникальным экспериментам, пробуя исполнять джаз на арфе (кроме Элис среди джазовых арфисток можно назвать разве что Дороти Эшби). Но основным инструментом для нее остается все же фортепьяно. Именно в качестве пианистки она в 1962 году получает ангажемент в квартете вибрафониста Терри Джибса, в составе этого ансамбля она впервые участвует в записи альбома: ее фортепьяно звучит на пластинке Terry Gibbs Plays Jewish Melodies in Jazztime, записанной в1963 году. Летние выступления квартета в Birdland стали поворотным пунктом в ее личной и творческой судьбе.

Брак Джона и Элис оказался счастливым. Внешним свидетельством тому стало появление у супругов троих общих детей. В 1965 году родился первенец Джон-младший, ставший впоследствии барабанщиком и трагически погибший в автомобильной катастрофе в 1982 году. В 1967 году появились на свет близнецы Орэн и Рави, оба ставшие саксофонистами, как и их отец. Кроме того, Джон Колтрейн удочерил Мишель, дочь Элис. Творческие же результаты семейного союза двух музыкантов многих поначалу шокировали. В 1966 году Элис Колтрейн заменила в квартете мужа самого Маккоя Тайнера. С ансамблем Джона она выступала на сценах Сан-Франциско, Нью-Йорка и Токио, принимала участие в записи его альбомов Infinity, Live at the Village Vanguard Again, Concert in Japan, Expression. В этот период музыка Джона Колтрейна резко эволюционирует в сторону фри-джаза, вслед за Тайнером из его ансамбля уходят и Джонс, и Гаррисон, а вместо них возникают такие фигуры, как Фароа Сандерс, Рашид Али, другие музыканты, исповедывавшие джаз свободной формы.
Общественное мнение связывало эти изменения с влиянием Элис, некоторые прямо обвиняли ее в развале знаменитого квартета. Стиль и характер этих высказываний словно предвосхищают точно такие же обвинения в распаде Beatles, которые польются через несколько лет в адрес Йоко Оно. Убежденность во влиянии Элис на изменения в творческих поисках Джона Колтрейна оказалась на редкость живучей и еще совсем недавно, в сентябре 2006 года, в интервью журналу Essence Элис в очередной раз была вынуждена высказаться на этот счет: «Мне не пришлось подталкивать Джона к авангарду, ему не нужны были мои советы. И в этой связи непонятно, почему критики так дружно невзлюбили меня. В какой-то момент участники его квартета почувствовали, что настало время перемен, и решили пойти своим путем. … Когда Джон сказал мне, что хотел бы видеть меня за фортепьяно в своем ансамбле, я ответила, что есть много других высококлассных мастеров. «Я хочу, чтобы ты играла с нами, потому что тебе это по плечу» - возразил он». Что ж, те, кто знаком с поздними работами Колтрейна, согласятся, что Элис, как минимум, ничего в них не испортила. Напротив, яростные арпеджио и рваный пульс ее фортепьяно вполне убедительно подчеркивают страсть и эмоциональную мощь саксофона Трейна. Джон безусловно повлиял на отношение Элис к музыке. Он помог ей окончательно раскрепоститься и раздвинул границы ее музыкального сознания. «Джон показал мне не только как искать новые пути, но и как добиваться совершенства и отточенности при исполнении» - признавалась Элис.

Но есть сфера, в которой уже влияние Элис на Джона сомнений не вызывает. Элис глубоко и всесторонне интересовал мир Востока. Ее увлеченность Индией, индийской культурой, философией, верованиями передалась мужу. Ориентальные мотивы начали занимать в музыке Колтрейна все большее и большее место. И не только в музыке. Интересы жены становились их общими интересами. Один из сыновей Джона и Элис даже получил имя в честь выдающегося индийского музыканта, ситариста и композитора Рави Шанкара. Векторы духовной эволюции супругов явно совпадали. Надолго ли – нам знать не дано. Внезапная болезнь грубо прервала дальнейший творческий и духовный путь Джона. 17 июля 1967 г. Джон Колтрейн, не дожив и до сорока одного года, скончался от скоротечного рака печени.

Элис осталась одна. С четырьмя детьми. В тридцать лет. В моральном плане – ситуация тяжелейшая (о материальном не говорю: у вдовы Колтрейна речь об элементарном куске хлеба не шла) для любой женщины, независимо от того, чем она занимается – музыкой, бизнесом или приготовлением пиццы. Но Элис смогла выдержать этот удар, сумела не сломаться, выстояла, хотя замуж так никогда больше и не вышла. Как ей это удалось – знала только она сама. Можно предположить, что ей помогли две вещи – вера и музыка. Увлечение Индией стало носить еще более глубокий характер, Элис Колтрейн приняла индуизм и взяла себе религиозное имя Турайя Апарна.

Здесь хотелось бы сделать небольшое отступление. Я не готов судить, почему именно среди музыкантов, причем в основном в роке и джазе, оказалось столь распространенным обращение к экзотическим религиям. Это тема для отдельного исследования с далеко не очевидными выводами. Джордж Харрисон своей жизнью доказал, что его интерес к индуизму не был погоней за модой, так ли это в отношении увлеченности Мадонны мистическим течением в иудаизме каббалой – не знаю. Очень многие афроамериканские джазмены в сороковые – шестидесятые годы прошлого века приняли ислам – это объясняют реакцией на расовую дискриминацию и ростом национального самосознания среди афроамериканцев в те годы. Диззи Гиллеспи в поздние годы обратился к бахаизму, Чик Кориа является, наверное, самым известным последователем Церкви сайентологии. Индуизм стал популярен на Западе в годы расцвета контркультуры конца 60-х, разнообразные гуру с успехом претендовали на роль духовных наставников молодых хиппи и постаревших битников, остывших от увлечения дзен-буддизмом. А наряду с ними индуизм занял важное место в духовном мире таких людей, как МакЛафлин, ставший Джоном МакЛафлином Махавишну, Сантана, какое-то время носивший имя Карлос Девадип Сантана, и десятков других, менее знаменитых. Духовная сфера – дело очень личное, интимное, и все же позволю себе предположить, что никто из этих людей не может сравниться с Элис по силе религиозного чувства и по тому месту, которое вера заняла в ее жизни. Подтверждения тому будут представлены ниже, а пока обратимся к другой составляющей ее духовного мира – музыке, которая для Элис Колтрейн неразрывно связана с ее религиозным сознанием.

Это выглядит парадоксально, но именно период, последовавший непосредственно за смертью Джона – конец 60-х – первая половина 70-х годов – стал для Элис временем наиболее интенсивной творческой деятельности. Она словно стремилась заглушить музыкой боль, спрятаться от сердечной тоски в студиях звукозаписи. Уже в 1968 году на лейбле, с которым был связан и Джон, Impulse! Records, вышел ее первый сольный альбом - A Monastic Trio. В этом проекте с Элис работали старые партнеры ее мужа – Фароа Сандерс, Джимми Гаррисон, Рашид Али. Сама она играла на фортепьяно и на арфе. Уже название первой композиции альбома звучит весьма символично - Lord, Help Me to Be, так же не случайно появляется здесь и посвящение мужу – пьеса Gospel Trane. Альбом был тепло встречен критикой. Разумеется, сказалась при этом и магия имени Колтрейна, но и новизна материала, использование редчайшей в джазе арфы, вдохновенная игра Элис и ее партнеров способствовали успеху дебютного диска, который справедливо числится одним из лучших в ее дискографии.

И в дальнейшем, вплоть до середины 70-х, она не снижала темпа, концертируя и выпуская диски каждый год, а то и по несколько раз в год. Особенно урожайным в этом смысле стал 1972-й, отмеченный сразу тремя новыми работами. В этих дисках Элис постоянно расширяла свой инструментарий. В альбоме Universal Consciousness 1972-го года к арфе добавился орган, в последовавшем за ним World Galaxy и в более поздних – разнообразные индийские перкуссионные инструменты. В музыкальном плане эти работы мы могли бы сегодня отнести к world music, тогда этот термин еще не был в ходу. Джаз, чаще всего авангардный, с отчетливым ориентальным оттенком. Темы пьес очень часто связаны с религией, причем не только индуизмом (Hare Krishna, Sri Rama Ohnedaruth), но и с другими верованиями или древними культами (Battle At Armageddon, Oh Allah, Isis and Osiris). В альбоме World Galaxy (1972г.) Элис впервые представила свою версию самого, наверное, знаменитого произведения Джона Колтрейна –A Love Supreme. Есть у нее и композиция по мотивам «Жар-птицы» Стравинского. Если уж зашла речь о связях с академической музыкой, то уместно упомянуть, что, начиная с альбома 1972 года Lord Of Lords, Элис регулярно вводила в состав инструментов струнный оркестр, еще более сближавший ее работы с классикой. Все это музыка, безусловно, «высоколобая» и не рассчитанная на легкое прослушивание между делом. Внушительного коммерческого успеха ее работы, вполне естественно, не имели. Состав выступавших с Элис музыкантов менялся от проекта к проекту. Среди партнеров, помимо упомянутых Сандерса, Али, Гаррисона, хватало и других громких имен. Можно вспомнить, к примеру, басистов Рона Картера или Чарли Хэйдена, ударника Джека Де Джонетта. В 1973 году она записала совместный с Джо Хендерсоном альбом The Elements, а годом позже – аналогичный совместный проект с Карлосом Сантаной Illuminations.

Помимо собственных работ, Элис уделяла большое внимание менеджменту творческого наследия Джона Колтрейна, выпуску его неизданных записей. В частности, ей джазовый мир обязан появлением в 1973 году альбома John Coltrane: Infinity с четырьмя композициями Джона, записанными в 1965 году в Сан-Франциско и в студии Руди Ван Гелдера в Нью-Джерси. Во второй половине 70-х Элис перешла от Impulse! Records к Warner Brothers. Характер ее музыки в работах этого периода заметно изменился. Элис еще больше дрейфует от джаза в сторону чисто духовной музыки, ее медитативные композиции теперь напоминают сакральные индуистские гимны, помимо того, она исполняет и подлинную религиозную музыку в своих аранжировках. Из работ этого периода наиболее значительной является двойной концертный альбом 1978 года Transfiguration. Однако, по сравнению с периодом бурной активности начала 70-х, новые работы она издает теперь крайне редко: за четверть века вышло всего несколько альбомов. На первый план в ее жизни теперь выходит религиозное служение.

Своим духовным наставником Элис избрала почитаемого в Индии за живого святого Шри Сатья Саи Баба. Изучение Веданты (индийское религиозно-философское учение) привело ее в 1975 году к решению основать в Калифорнии, в Агура Хиллс, Веданта Центр, своеобразную духовную общину, где изучают индуизм и воплощают положения Веданты в повседневной жизни. Это решение она объясняла духовным озарением, мистически переданным ей непосредственно Богом. Став во главе общины, она приняла религиозное имя Свамини Турайясангитананда. Элис полностью отказалась от концертных выступлений, со временем передала Рави Колтрейну управление творческим наследием Джона Колтрейна, ее редкие записи носили исключительно религиозный характер, это была музыка для молитв и медитаций. Но от сочинения и исполнения музыки она не отказалась, это просто стало частью ее служения Господу. Здесь вряд ли уместно подробно разбирать особенности ее вероисповедания. Ограничусь лишь, без комментариев, двумя цитатами – одна принадлежит гуру Элис, другая – ей самой. Возможно, они лучше помогут понять и характер духовного переворота, произошедшего в ее душе, и ее новое отношение к музыке. Тем же, кого особо заинтересует эта сторона жизни Элис и учение, которое она проповедовала, рекомендую заглянуть на сайт Свамини Турайясангитананды, там вы найдете еще много любопытных материалов по данной теме.

«Пусть существуют разные религии, пусть они процветают; и пусть слава Господня воспевается на всех языках и на разнообразные мотивы. Это будет идеально. Уважайте различия между религиями и признавайте их правильными, пока они не гасят пламя единства.» - Шри Сатья Саи Баба.

«Божественная музыка – это помощник добродетели, это дар Божий, приносящий излечение и успокоение душе. Эта музыка может вознести ваш дух на более высокую ступень бытия, наполненную миром и радостью. Божественная музыка – это звучание настоящей жизни, мудрости и блаженства. Для этой музыки не существует географических границ, языковых барьеров, возрастных факторов; для нее не имеет значения уровень образования, она проникает глубоко в сердце и душу, священная и святая, как Бесконечное звучание славы, достигающее Божественного святилища.» - Свамини Турайясангитананда.

За все восьмидесятые годы Элис прервала свое добровольное молчание лишь дважды. В 1981 году она приняла приглашение знаменитой пианистки и популяризатора джаза Мэриэн МакПартленд (Marian McPartland) и участвовала в одной из ее знаменитых на всю Америку регулярных радиопрограмм Piano Jazz. В 1987 году, когда отмечалось двадцатилетие со дня смерти Джона Колтрейна, она вместе с сыновьями Рави и Орэном участвовала в концерте памяти Джона в соборе Святого Иоанна Богослова в Нью-Йорке. После этого в течение одиннадцати лет Элис могли видеть только гости ее ашрама в Калифорнии. Лишь в самом конце 90-х наступил перелом. Медленно, постепенно, Элис начала возвращаться к концертной деятельности, а затем и к выпуску альбомов. Во многом это произошло под влиянием ее сына Рави, который иечтал выступать и записываться вместе с матерью. В июне 1998 года Элис появилась вместе с Рави на сцене нью-йоркского Таун Холла в ходе заключительного концерта джазового фестиваля, проходившего под эгидой компании Texaco. Мать и сын сыграли вместе две композиции: Crescent Джона Колтрейна и пьесу Элис, посвященную ее гуру. Элис, в оранжевом с золотом сари, играла на фортепьяно, а Рави солировал на теноре и сопрано-саксофонах. Затем к ним присоединились музыканты квинтета Рави Колтрейна, Элис пересела за орган, и все вместе они исполнили A Love Supreme. Критики, отмечая особый душевный подъем, с которым выступали Элис и Рави, писали, что в этот день словно дух самого Джона Колтрейна витал над сценой Таун Холла.

Через четыре года мать и сын вновь вместе вышли на сцену, на этот раз в нью-йоркском клубе Joe’s Pub. Это их выступление было посвящено презентации книги Эшли Кана, рассказывавшей об истории создания Джоном Колтрейном его A Love Supreme. А в сентябре 2004 года Элис и Рави выпустили совместный альбом Translinear Light, ставший для Элис первым проектом, скажем так, для широких кругов публики, после четвертьвекового перерыва. Она играла здесь собственные пьесы и сочинения Джона Колтрейна на фортепьяно, органе и синтезаторе в сопровождении таких выдающихся музыкантов, как Джек Де Джонетт и Чарли Хэйден, ее старых партнеров по прежним записям, а также представителей более молодого поколения – Джеффа «Тэйна» Уоттса и Джеймса Джинуса. Рави Колтрейн не только участвовал в записи , но и стал продюсером этого альбома. В одной из пьес, The Hymn, можно услышать и дуэт Элис Колтрейн (синтезатор) с ее другим сыном, Орэном ( альт-саксофон). Альбом был принят с огромным энтузиазмом – как рядовыми любителями джаза, так и специалистами. Первые приветствовали comeback Элис, вторые отмечали, что она совершенно не утратила ни технического мастерства, ни вдохновения. Разумеется, положенные реверансы были сделаны и в сторону Рави, и в сторону именитых сайдменов, но главным в этом диске было все же возвращение Элис Колтрейн.

В дальнейшем процесс пошел по нарастающей. Совсем недавно, осенью 2006-го года, Элис совершила полноценный концертный тур, выступив в трех городах США. Особенно теплую прессу получило завершавшее тур выступление в Сан-Франциско перед тремя тысячами зрителей. Вместе с Элис играли ее сын, саксофонист Рави Колтрейн, ударник Рой Хэйнс и басист Чарли Хэйден. Параллельно Элис вела работу над новым альбомом духовной музыки, Sacred Language of Ascension. Ее партнером по этому проекту стал д-р Джей Джей Хартэк (Dr. J.J. Hurtak), музыковед и, одновременно, видный библиолог, специалист по иудаике. Основной идеей проекта стало восхваление Бога, общее для религий Запада и Востока, основным средством – духовные гимны на иврите, санскрите, хинди, арамейском и английском языках. Основные записи уже были сделаны. Альбом первоначально планировалось выпустить в феврале 2007 года. Затем дата была перенесена на более поздний срок в течение 2007 года. Но самой Элис Колтрейн уже не суждено увидеть этот проект реализованным.

12 января 2007 года в West Hills Hospital and Medical Center в пригороде Лос-Анджелеса 69-летняя Элис Колтрейн - Свамини Турайясангитананда умерла. В отличие от своего мужа, Элис не была музыкантом знаковым, определявшим направление развития джаза. Но свою страницу в джазовую историю она вписала. Страницу яркую и неповторимую. Так служить Музыке, Богу и памяти своего мужа, как это делала она, не удавалось еще никому. Farewell, Alice!

Леонид АУСКЕРН

2007г.


авторы
Леонид АУСКЕРН
музыкальный стиль
авангард, индийская музыка, этно-джаз
страна
США
Расскажи друзьям:

Еще из раздела пианисты, органисты, клавишники
Omar Sosa - Экуменический джаз Омара Сосы Dave Brubeck (1920 – 2012) – классики уходят… Larry Goldings - До и после "Квартета" Vijay Iyer - Релятивистский вальс Виджая Айера
© 2017 Jazz-квадрат

Сайт работает на платформе Nestorclub.com