nestormedia.com nestorexpo.com nestormarket.com nestorclub.com
на главную новости о проекте, реклама получить rss-ленту

Nils Wogram - для меня джаз - музыка сюрпризов

стиль:

Nils Wogram - для меня джаз - музыка сюрпризов
Нильс Вограм (Nils Wogram) родился в 1972 году в городке Брауншвайг (Braunschweig) в Германии. Получил классическое музыкальное образование. Начав серьезно учиться музыке только в 12 лет, уже с 16-летнего возраста Нильс неоднократно становился призером самых престижных музыкальных конкурсов Германии. Так в период с 1989 по 1992 год он практически ежегодно становился лауреатом германского федерального конкурса молодых исполнителей "Jugend musiziert". В 16 лет этот экстраординарный и талантливый молодой тромбонист - участник Германского федерального джаз-оркестра под руководством известного тромбониста Петера Хербольцхаймера (Peter Herbolzheimer). Благодаря выделенному американской "New School" гранту Нильс получает возможность стажироваться в Нью-Йорке, где в период с 1992 по 1994 год он практикуется рядом с такими выдающимися музыкантами современности как Мария Шнайдер (Maria Schneider) (по решению коллегии журналистов по присуждению новой премии "New York Jazz Awards" она была признана лучшим композитором 1998 года), Регги Уоркмен (Reggie Workman), Слайд Хэмптон (Slide Hampton), Бастер Уильямс (Buster Williams).

На сегодняшний день 27-летний Нильс Вограм записал уже три альбома. Дебютный - "New York Conversations" - был выпущен студией "Mons Records" в 1994 году. С этого времени Нильс - один из наиболее занятых германских тромбонистов. Он участвовал в большом количестве международных фестивалей ("Jazz Baltica", "Varna Summer Festival", "Moers New Jazz Festival", "ENJA 25th Anniversary") и международных проектов, в частности, вместе с Кенни Вернером (Kenny Werner), Томашем Станько (Tomasz Stanko), Иллинойсом Джакеттом (Illinois Jacquet), Майклом Форманеком (Michael Formanek).

Выпуск в октябре 1995 года второго альбома Вограма "Round Trip" на студии "ENJA Records" принес ему уже международное признание. В 1996 году он получает международную премию имени Франка Росолино в категории "Джазовый тромбонист", а также номинацию на джазовую премию "SWF" (Германия). В 1997 году Нильс был награжден премией германского ежедневника "Abendzeitung" за достижения в области культуры, а в 1998 году получил "Franken Prize" на Нюрнбергском джазовом фестивале (Германия). В короткое время ему поступают предложения о работе солистом в "Krahnenbaum Company", Ганноверской и Брюссельской консерваториях. Он записывается и гастролирует с такими коллективами как "Underkarl", "The Jazz Baltica Ensemble" и "NDR Big Band".

Основываясь на классической школе игры, Нильс Вограм стремится играть джаз на тромбоне со скоростью и гибкостью саксофониста. Как писал германский "Die Zeit", "он научился прекрасно имитировать стили всех известных тромбонистов, что является весьма хорошей основой для его собственного стиля. Трубач Дейв Дуглас (Dave Douglas) и саксофонист Тим Берн (Tim Berne) - музыканты, соединившие в своей игре виртуозность, свободную концепцию и композиционную независимость - оказали наибольшее влияние на создание собственного стиля Вограма".

Авторские композиции с альбома "Round Trip" впервые раскрыли яркий композиторский талант молодого тромбониста, умело сочетающего в своей музыке различные стилистические течения и инструментальную технику в традициях от мейнстрима до авангарда. Этот альбом был признан критиками "новым дыханием в европейской инструментальной музыке, переворачивающим традиционные представления о джазе" ("Die Zeit").

Уже на следующий год Нильс был удостоен приза за лучшую композицию на международном конкурсе имени Джулиуса Хэмпфилла (Julius Hemphill) в США. Третий альбом Вограма "Speed Life", записанный в декабре 1997 года на студии "ENJA", является довольно выразительным сочетанием авторских идей и устоявшихся традиций джаза.

"Нильс Вограм - это новая яркая глава в истории тромбона со времен Джей Джей Джонсона и Рэя Андерсона, - писали обозреватели. - Это имя, с которым, вероятно, придется считаться в джазовом будущем".

Со времени записи "Round Trip" Нильс постоянно работает в составе собственной группы "Nils Wogram Quartet", исполняющей его авторские произведения. Кроме собственно Нильса, в состав квартета входят виртуозный американский пианист русского происхождения Симон Набатов (Simon Nabatov), а также молодые музыканты: бельгийский контрабасист Николас Тис (Nicolas Thys) и барабанщик Йохен Рюкерт (Jochen Rueckert).

Участие квартета Нильса Вограма в международном джазовом фестивале "Vilnius Jazz'98" позволило корреспонденту "JK" встретиться с этим любопытным музыкантом и его музыкой.

Холодный концертный зал в холодном осеннем Вильнюсе и горячая ритмичная музыка Вограма - это сочетание предрекло наш первый вопрос:

- Нильс, скажи, температура окружающей среды как-то влияет на "температуру" твоей импровизации?

- Надеюсь, что на нынешний концерт она никак не повлияла и что, наоборот, - наша музыка согревает людей. Это правда, что, когда холодно, играть труднее: очень тяжело двигаются пальцы, губы замерзают... Но на сцене было несколько теплее, чем в зале: знаешь, все эти лампы освещения, динамики. Они несколько обогревают сценическую атмосферу...

- А меняется ли настроение одной и той же мелодии при исполнении ее на сцене в тропической стране или вот в таком холодном зале?

- Может быть, но очень незначительно. Скорее это зависит от самой музыки, от того, как мы ее играем, от той энергии, что мы получаем от зрителей. Это важнее для музыканта, чем температура воздуха. Знаешь, мы ведь чаще всего играем в клубах: там непосредственный и близкий контакт с публикой. Здесь, в концертном зале, публика находится дальше: ее видеть и чувствовать сложнее. Это концертная атмосфера. Мы заканчиваем играть мелодию, все хлопают, мы начинаем играть дальше... Горячо или холодно - это можно ощутить уже в самом конце, когда вдруг аплодисменты тебя не отпускают со сцены.

- Здесь, в Вильнюсе, было так же?

- Да, немного. Я не знаю, понравилась ли здесь наша музыка. Было несколько моментов, особенно в первый день: нам аплодируют, а потом... Может быть, действительно здесь было несколько холоднее, чем обычно.

- Одна твоя композиция с альбома "Round Trip" называется просто замечательно: "Мне нравится запах мусора" ("Fratzen, I Like The Smell Of Garbage"). Действительно такой запах может вдохновить тебя на написание музыки?

- Эта композиция была написана мною во время моего с другом похода в театр. Мы смотрели тогда какую-то странную постановку. Актер, игравший в ней, по ходу действия вытворял совершенно непонятные вещи. И именно ему принадлежала эта фраза: "Фратцен, мне нравится запах мусора!" Когда я написал мелодию и послушал ее, то решил, что эти слова очень подходят для ее названия, передают ее настроение. Поэтому так и назвал...

Чаще же всего меня вдохновляет на написание музыки совсем другое. В первую очередь мое окружение, мои впечатления, опыт. Я люблю писать музыку во время своих поездок на гастроли, в туры. Вот, например, здесь, в Литве. Я вижу, какие здесь люди, смотрю на город, на другую страну. Наблюдаю абсолютно иные обычаи, и это меня вдохновляет. Ну, и музыка, конечно. Я стараюсь слушать репертуар других групп, классических композиторов, таких как Стравинский, Штокхаузен и, конечно, сочинения джазменов: Майлса Дэвиса и Джона Колтрейна...

- Из их мелодий ты черпаешь настроение или технические приемы?

- И то, и другое. Я пытаюсь чему-то научиться у них. Во многом это зависит конкретно от композитора. Иногда бывает музыка, которая очень структурирована, хорошо сделана технически. Я пытаюсь научиться этому, взять эту технику и связать ее со своими чувствами. Получается, я учусь не только технике композиции, но и самой мелодии, искусству ее создания в целом. Иногда я слышу мелодию и говорю себе: "Это хорошо! Это новое настроение!" И создаю что-то иное, но на основе этого подмеченного настроения, и звучит это совершенно не так, как в оригинале. Все музыканты - личности. И каждый заставляет музыку звучать так, как именно он ее слышит.

- Когда ты находишься на сцене, вспоминаешь ли ты конкретную ситуацию, вдохновившую тебя на написание композиции? Или каждый раз твоя музыка рождает в твоем воображении новые образы?

- Мой принцип состоит в том, чтобы иметь какие-то собственные "фирменные" клише в своей собственной музыке. Я люблю соединять разные стили и направления. Например: джаз и традиции джаза с классической музыкой, скажем, Стравинского. А также фолк, электронную музыку... Все, что как-то связано с моими впечатлениями. Про некоторых можно сказать, что "он играет джаз" или "он играет классику". Я же соединяю все это в своей музыке. Мне нравится это сочетание различных устоявшихся стилей со свободной импровизацией.

- Я так понимаю, ты не остался в стороне от моды на джаз-фолк.

- Да, фолк - один из элементов моей музыки. Нельзя сказать, что я беру какую-то народную мелодию и пишу свою композицию на ее основе. Нет, я беру из фолка гораздо больше. Например, болгарская народная музыка, из которой я заимствую структуру, ритм, например 9/11, 9/8, и на этой основе пишу свою музыку, которую сложно назвать фолком. Концепция мелодии совершенно другая. Таким образом, например, была написана моя известная композиция "Chopska" с альбома "Round Trip", в которой хорошо заметны элементы фольклора.

- Сколько у тебя уже вышло компакт-дисков? И какой из них ты считаешь наиболее удачным, если их вообще можно сравнивать?

- Я выпустил уже три диска под своим именем. И гораздо больше записей - в составе других групп. Что касается этих моих трех дисков, то они все очень разные и каждый из них мне нравится по-своему. С композициями с первых двух дисков мы дали всего два-три концерта. Третий же альбом, "Speed Life", был сочинен, так сказать, надолго. Мы дали много концертов еще до его записи в студии - что-то около 50 выступлений. Я сочинил эту музыку именно для такого состава квартета, для музыкантов, которых я знаю очень давно. Я делал альбом, зная этих людей, их возможности, зная, что им нравится, я думал о них. Таким образом, музыка с альбома "Speed Life" - специально для этих музыкантов. Никто другой не может сыграть ее так, как они.

- Как долго уже вы играете таким составом квартета? Как вы встретились?

- С 1996 года. Правда, обычно с нами играет другой пианист - Симон Набатов (он родился в Москве, а сейчас живет то в Кельне, то в Нью-Йорке). На Вильнюсском фестивале мы выступили без Набатова: он сейчас на гастролях. За него я попросил сыграть с нами талантливого молодого пианиста из Германии Ахима Кауфманна (Achim Kaufmann). А познакомились мы все в Кельне три года назад: я, Набатов, наш контрабасист и барабанщик, который, кстати, сам родом из Кельна...

- Как ты считаешь, к чему побуждает публику прослушивание твоей музыки? В каком настроении люди покидают ваши концерты?

- Однажды у нас был концерт в городке на границе Швейцарии с Францией. Перед нашим приездом в городе вывесили афишу, в которой наша музыка характеризовалась как экспрессивная и... солнечная. Я стараюсь, чтобы она такой и была! Мне бы хотелось, чтобы моя музыка не была заигранной и чтобы люди говорили: " Эй, пойдем послушаем его! Он, наверное, играет не так, как все..." Я всегда помню, что публику надо удивлять. Лично для меня джаз всегда был и остается музыкой сюрпризов.

- Вы чаще всего выступаете в клубах или на концертных площадках? Где вы ощущаете себя комфортнее?

- Мы играем и в джаз-клубах, и на фестивальных площадках, и в концертных залах. Мне нравится и то, и другое. Клубная атмосфера действительно очень приятная. Особенно нравится то, что слушатели в клубе находятся близко к исполнителю. Хотя с условием, что ведут они себя тихо. Знаешь, иногда так бывает, что люди абсолютно тебя не слушают, выпивают, болтают, шумят...

Но бывает так, что они если и говорят, то тихо. Или молча о чем-то своем мечтают. Вообще-то мне нравятся клубы примерно человек на 200, где тихая обстановка и чувствуется отношение слушателей к тому, что исполняется. Но я люблю играть и на фестивалях, когда порой приходится выступать перед двумя тысячами аудитории. Это не менее поразительно.

- Интересно, принимаешь ли ты участие в оформлении обложек своих дисков? Влияет ли твой личный вкус на окончательный вариант их дизайна?

- Я стараюсь, чтобы влиял. Для меня очень важно принимать участие в оформлении. Но не всегда это удается. Случается так потому, что у звукозаписывающей компании есть свой дизайнер, с которым подписан договор. И это для них удобнее и дешевле.

Вот, например, дизайн второго диска, "Round Trip", был практически полностью моей идеей. Конечно, я не делал все это сам - рядом со мной работал специалист. За обложку к третьему диску, "Speed Life", мне даже пришлось побороться. Это была исключительно моя идея - выбрать именно это фото. Компании нравилась другая идея: они хотели взять что-то из своих запасов. Мне пришлось возразить. Знаешь, иногда приходится спорить и идти на конфликт со звукозаписывающей компанией.

- Дизайнеры из "ENJA" были против этого неизвестного сморщенного фрукта на обложке?

- Мне эта обложка очень нравится! Важно не то, какой именно это фрукт, а сама идея. На мой взгляд, это фото очень ярко передает идею всего альбома: "Speed Life" - быстрая жизнь. И эта полусгнившая, полувысохшая субстанция - весьма выразительный итог этой чрезмерной скорости жизни...

- Каковы ваши ближайшие гастрольные планы?

- В 1999 году мы планируем большой концерт на SWA - радиостанции в Штутгарте. Потом поедем на фестиваль в Майнце, планируем отправиться в тур по Ирландии и съездить с концертами в Германию, Австрию, Польшу, Швейцарию. У нас, наверное, получится такой большой евротур на три-четыре недели. В июне нас можно будет послушать на фестивале "Jazz Baltika". Там, кстати, будут и музыканты из Литвы...

- Сегодня в Германии можно что-либо послушать из постсоветской джазовой музыки? Можешь ты припомнить какие-то имена?

- На фестивале в Варне я играл с классным саксофонистом. Он родился в Москве и уехал, когда ему было всего 14. (Плохо, плохо знают на Западе наших! Вапиров - бывший ленинградец и уезжал уже в солидном возрасте. - Пр. ред.) Как же его звали?..

- В Варне? Может быть, Анатолий Вапиров?

- О да, Вапиров! Он настоящий "crazy cat"! И он ведь русский? Еще мне нравится то, что делает Тарасов. Он тоже русский, хотя живет здесь, в Литве. Из литовцев я слышал Пятраса Вишняускаса... Еще, еще.. Называй мне имена - я буду говорить, знаю ли я их...

- Чекасин...

- О, да. Я с ним не знаком, но это имя я слышал. Он довольно известен в Германии. Сейчас мне очень тяжело вспомнить кого-нибудь еще. Знаешь, даже немецких джазменов я слушаю чаще где-то на фестивалях, чем в самой Германии...

Анастасия КОСТЮКОВИЧ


авторы
Анастасия КОСТЮКОВИЧ
музыкальный стиль
авангард, мэйнстрим, этно-джаз
страна
Германия
Расскажи друзьям:

Еще из раздела интервью с трубачами, тромбонистами
Tomasz Stanko - Огонь, вода и медные трубы Томаша Станько Saskia Laroo - Self-made Saskia Tomasz Stanko - Таинство ночей Томаша Станько Nils Wogram - Гость из будущего
© 2017 Jazz-квадрат

Сайт работает на платформе Nestorclub.com