nestormedia.com nestorexpo.com nestormarket.com nestorclub.com
на главную новости о проекте, реклама получить rss-ленту

Таллинн-67. Фестиваль, который забыть нельзя

стиль:

Таллинн-67. Фестиваль, который забыть нельзя Все, что происходит в первый раз, оставляет в жизни неизгладимый след. Такой след оставил в жизни моей и, уверен, других страстных поклонников джаза грандиозный по размаху таллиннский джазовый фестиваль. Нахожу в своем архиве толстый блокнот, листаю его и начинаю вспоминать… Ровно сорок лет назад, в майские дни 67-го, около 500 (!) рижан, на поездах и автобусах добирались до эстонской столицы. Для многих впервые появилась возможность вживую услышать настоящий импровизацонный джаз в исполнении музыкантов Швеции и Финляндии, Польши и России, Литвы и Латвии, и, конечно же, Эстонии. На фестиваль прибыло тридцать джазовых групп и оркестров, свыше 150 представителей прессы, радио и телевидения. Эстонское радио транслировало все концерты, телевидение вело прямые репортажи... Подключалось и Центральное телевидение. Концерты проходили в огромном спорт-холле "Калев" на три тысячи мест, и все четыре дня публика, прибывшая в Таллинн из разных городов и республик, заполняла его до отказа.

…Необыкновенная праздничная атмосфера. Перекинутые через улицы Таллинна транспоранты-растяжки и красочные афиши приглашают на фестивальные выступления. В небольших уютных кафе Старого города, со стойким запахом крепкого кофе и сладостей свежей выпечки, только и разговоров – о джазе. В день открытия фестиваля открываются и выставки живописи, графики, фотографий на тему джаза и грампластинок, предоставленных организаторам фестиваля Польской джазовой федерацией. А в музыкальном магазине на извилистой средневековой улочке Виру мы обнаруживаем в продаже книгу музыковеда Вальтера Оякяэра "Джазовая музыка". И хотя книга на эстонском языке, с двумя небольшими грампластинками по истории мирового джаза, все берут по 2-3 экземпляра – ведь лучшего сувенира для друзей в Риге и придумать нельзя.

Самое замечательное, что все четыре дня наполнены исключительно джазом. Утром в таллиннском ДК молодежи – творческая лаборатория. Своим опытом делятся признанные мастера джаза из разных стран. Днем – репетиции участников фестиваля, а после концертов – ночные джэм-сешнз. К этому остается добавить пресс-конференции и необычайно острые выступления и дискуссии на семинаре джазовых критиков из разных стран…
Мы старались ничего не пропустить, всюду попасть, ведь все было необычайно интересно... На сон оставалось часа два-три, но усталости не испытывали.

На высокой ноте открыл фестиваль горячий и неудержимый "Ленинградский диксиленд" трубача Всеволода Королева. Не один раз Сева (так с теплом все его звали), экс-рижанин, перебравшийся в город на Неве в конце 50-х, выступал со своими музыкантами в Риге. Публика в спорт-холле восторженно принимала диксиленд, безукоризненно исполнявший традиционный джаз и своей игрой сразу же установивший высокий творческий уровень фестиваля.

На концертах джаз звучал во всем своем многообразии от традиционного до современного. Выделялись московские джазмэны. В стиле кул безупречно играло трио флюгельгорниста Германа Лукьянова. Запомнились его композиции "Третий день ветер", "Иванушка-дурачок", и ясные, несколько приглушенно-сдержанные по настроению его импровизации в духе раннего Майлса Дэвиса. Для меня знакомство с трио Лукьянова стало одним из самых ярких открытий на фестивале. Горячий и энергичный хард-боп уверенно исполнил квартет КМ тенор-саксофониста Владимира Сермакашева. Публика хорошо принимала его тему "Вальс для Наташи". Просто неистовый ураган несся со сцены во время выступления квартета пианиста Анатолия Кролла. Звучали композиции "Откровение", "Движение"... Блистательную фортепианную технику демонстрировал сам Анатолий. Громом оваций завершались импровизации тенор-саксофониста квартета Александра Пищикова. В этот момент все свои эмоции выплескивала и рижская публика, приветствуя своего кумира – настоящего "колтрэйниста". Ведь Саня (только так звали его в Риге музыканты и любители джаза) более пяти лет являлся лидером Рижского Эстрадного Оркестра – РЭО – под управлением Эгила Шварца, и только в 66-м он переехал в Москву в оркестр Эдди Рознера. Убедительно прозвучал на фестивале и биг-бэнд Олега Лундстрема. С хорошим, упругим свингом он исполнил программу, в которой яркими импровизациями блеснули альт-саксофонист Роман Кунсман, тенор-саксофонисты Станислав Григорьев и Игорь Лундстрем. Тепло принимала публика очаровательную Гюли Чохели. Пела она в сопровождении трио замечательного джазового пианиста Бориса Рычкова. Из московских джазмэнов также запомнились своей игрой тенор-саксофонист Алексей Зубов, пианист Борис Фрумкин, тромбонист Константин Бахолдин.

Более пастельные тона и краски были в композициях джазмэнов Прибалтики. На первом плане рассудительность, эмоции сдержаны... Музыкальный вкус безупречен. Достойно представляли эстонский джаз трио Тино Найссоо и ансамбль Райво Таммика с замечательной джазовой вокалисткой Эльс Химмой. Уже в те далекие годы блеснул своим уникальным композиторским дарованием молодой литовский пианист Вячеслав Ганелин. Как завороженная, в абсолютной тишине зала, слушала публика удивительно интересную, необычную музыку, наполненную пестрыми образами окружающего нас мира.

Но настоящая сенсация произошла на фестивале, когда ведущий объявил: "Встречайте, квартет "Звездочка" из Латвии!", и на сцене появились четыре музыканта-солдата в армейских гимнастерках и сапогах... Квартет замечательно исполнил композиции в духе современного джаза на основе латышской народной музыки с замечательными импровизациями трубача Гунара Розенберга и пианиста Улдиса Стабулниекса. Публика горячо принимала рижский квартет.

В композициях, наполненных закавказскими ритмами, обращались к фольклору своих стран и джазовые группы Вагифа Мустафа-заде из Грузии, и Рафика Бабаева из Азербайджана.

На фестивале многие впервые услышали европейский джаз самого высокого уровня, замечательных солистов-импровизаторов. Выделялись своей игрой в ансамблях и музыканты ритм-секций – контрабасисты и барабанщики. Плотный, упругий ритм подстегивал их партнеров на яркие импровизационные соло. Особенно мне запомнился септет Арне Домнеруса из Швеции, в котором выделялся трубач Бу Броберг, и финский квартет Эрика Линдстрема с вокалисткой Ритвой Мустонен. Пела она с неповторимым скандинавским шармом – легко и свободно. А вот звезда польского джаза, один из фаворитов фестиваля альт-саксофонист Збигнев Намысловский надежд публики не оправдал. Нет, руководимый им квартет, в котором блистал пианист Адам Матышкович, играл превосходно. Но польские джазмэны выступая в тот вечер девятыми (!) и завершали явно перегруженную программу второго дня, которая затянулась до полуночи. Поставить последним квартет Намысловского, с его программой фри-джаза, с его длинными и сложными импровизациями, перед усталой публикой – был явный промах организаторов. Народ был просто физически не в состоянии воспринимать джаз польских музыкантов и потому стал постепенно покидать зал... Ведь стрелки часов приближались к двенадцати.

Еще раз порадовалась рижская публика за своих музыкантов во время выступления ленинградской вокальной группы Генриха Зарха. В аккомпанирующем квартете были рижане – трубач Гунар Розенберг и барабанщик Эйнар Райбайс. Слаженно, чисто, с хорошим ритмом пела вокальная группа, и публика наградила их всех горячими аплодисментами.

Теперь о главной интриге праздника джаза, которая началась уже с первого дня: разнесся слух о приезде на фестиваль известного американского джазового альт-саксофониста Чарльза Ллойда со своим квартетом и в сопровождении продюсера Джоржа Авакяна и радиокомментатора с мировым именем Уиллиса Коновера. Это явилось для организаторов полной неожиданностью и превратилось в главную сенсацию фестиваля. Все только это и обсуждали: дадут выступить "штатникам" или не дадут?.. Ведь в утвержденной программе фестиваля они отсутствовали. Говорят, прилетели музыканты в Таллинн как туристы. И здесь следует отметить, что к тому времени еще никогда в истории американские джазовые музыканты не принимали участие в союзных фестивалях. Все дни, на разных уровнях решался вопрос о выступлении американцев. И только в последний день Ллойду (якобы согласие было получено на самом-самом верху) разрешили выступить на фестивальной сцене.
Квартет Ллойда открывал заключительный день джазовой фиесты. Музыканты играли эмоционально, страстно, в духе фри-джаза. Публика "на свежую голову", в отличие от встречи с квартетом Намысловского в полночь, с воодушевлением слушала головокружительные, просто неистовые импровизации Ллойда, которым, казалось, не будет конца... Собравшиеся в зале восторженно приветствовали заокеанского джазмэна, его молодых и талантливых партнеров – пианиста Кита Джаррета, барабанщика Джека ДеЖонетта... Сегодня все они – ярчайшие звезды на небосклоне мирового джаза. Можно смело утверждать, что Чарльз Ллойд в далеком 67-м "прорубил окно на фестивальную джазовую сцену СССР" американским музыкантам.

В круговороте событий необычайно интересен был не только сам джаз, но и все, что происходило вокруг него. И, в первую очередь, – семинар джазовых критиков. С докладами и в прениях выступали музыковеды и критики из разных стран: москвич Алексей Баташев, ленинградцы Владимир Фейертаг и Ефим Барбан, Юрий Верменич из Воронежа, эстонцы Вальтер Оякяэр и Уно Найсоо, редактор польского журнала "Джаз" Иозеф Бальцерак... Спектр обсуждаемых тем был необычайно широк. Но самые актуальные были – проблема национального и интернационального в джазе, организация джазового образования, роль джаз-клубов... Шел серьезный и заинтересованный разговор о развитии джазовой музыки. Выясняли, в чем отличие джаза американского от европейского. Пришли к выводу: европейцы просто хуже играют. Шел семинар в спокойной, академической обстановке, пока не взорвал "бомбу" музыковед из Латвии Петр Печерский, заявивший, что блюзовая гармония противопоказана европейскому джазу. Следует смелее, утверждал он, на основе фольклора, народной музыки создавать свои национальные джазовые школы и хватит подражать Орнетту Коулмэну, его импровизациям с бесконечным количеством "квадратов". Это, мол, не то, что нам надо, хотя Намысловскому это и нравится. Думаю, продолжал Печерский, такой джаз люди играют лично для себя и для элиты. Но ведь для нашего благодарного слушателя надо играть ясный и понятный джаз, а не утомительную 42-х минутную композицию. И вообще, сказал он в заключение, мне Эллингтон ближе, чем авангардист Коулмэн. Молодые и горячие сторонники блюзовой гармонии горячо возразили латвийскому музыковеду. Позже, уже в Риге, Печерский любил с улыбкой вспоминать, как накалил он страсти на семинаре критиков таллиннского фестиваля…

Завершал семинар Уиллис Коновер. Он пожелал всем, чтобы джаз чаще звучал в радио-эфире. Сказал, что о московских джазовых музыкантах он рассказывает значительно чаще и больше, чем у них на родине. Пожелал всем делать побольше радиопередач о джазе в Америке. Джаз, сказал Коновер, – это выражение личности музыканта. И необходимо уважительное отношение к джазовой музыке, по сути, музыке творческой, о которой можно и нужно рассказывать, спорить. Она этого стоит. Очень важно создать условия для обучения музыкантов. Надо смело двигаться вперед, пока мы не найдем свой путь. Но нужно иметь в виду, сказал в завершении Коновер, что играть надо только тогда, когда по-настоящему есть что сказать людям. И в этом – суть джаза

На фестивале происходило много интересных знакомств и встреч. Помню, как после одного из концертов мы шли по ночным улочкам Таллинна в ДК молодежи на джэм-сешн. Рядом со мной оказался немолодой человек, с которым мы принялись обсуждать завершившийся только что концерт. В разговоре я понял, что мой собеседник очень хорошо разбирается в джазе. Порадовало, что наши оценки отдельных выступлений совпадали. Подойдя к ДК молодежи, мы познакомились. Я назвал себя. "Александр Цфасман", – представился мой новый знакомый и протянул руку. В переполненном зале мы потерялись, и больше я уже никогда не встречался с легендой российского джаза…

Масса впечатлений осталось после фестиваля. Несмотря на то, что в Риге еще не было джазового клуба, не проводились джазовые фестивали, латвийские музыканты проявили себя в Таллинне с самой лучшей стороны. Ведь кроме выступлений "Звездочки" и Эйнара Райбайса на фестивальной сцене, в ДК молодежи играли квартеты Вадима Вядро и Бориса Гаммера. А на перроне таллиннского вокзала горячим традиционным джазом "Рижский диксиленд" Леонида Нидбальского встречал Уиллиса Коновера.

На заключительном банкете по случаю завершения фестиваля в ресторане "Кевад" поздравляли лауреатов. Помню, как смущенный Гунар Розенберг в присутствии джазовых звезд Чарльза Ллойда, Кита Джаррета, Джека ДеЖонета пошел получать специальный диплом Польской джазовой федерации, наградившей рижский квартет.
Прошло сорок лет. Много воды утекло... Уже нет с нами многих участников и свидетелей грандиозного форума "Таллин-67". Во многих странах уже регулярно проводятся фестивали, организовано джазовое образование молодых, джазовые музыканты свободно перемещаются, учатся и работают за рубежом, в том числе и на родине джаза. Уже выросло не одно поколение молодых и необычайно талантливых музыкантов. Давно закончились наивные споры о джазе национальном и интернациональном. Композиции рождаются как на основе фольклора, так и на основе джазовой традиции. Никто не осуждает музыкантов, играющих "по блюзу". Сегодня мы слушаем джаз во всем многообразии его стилей и направлений – от диксиленда до самых новомодных, которые уже и джазом-то, по-моему, назвать можно с трудом...

Но "Таллин-67" – главный фестиваль в моей жизни. И хотя в последующие годы я побывал на многих праздниках джаза, включая и знаменитый фестиваль Лайонела Хэмптона в США, таллиннский, как и первая любовь, остался в памяти навсегда.

На снимке: Чарльз Ллойд
Фото автора

Валерий КОПМАН


авторы
Валерий КОПМАН
страна
Эстония
Расскажи друзьям:

Еще из раздела фестивали до 2002 года
Vilnius Jazz Festival - герой нашего времени Woodstock - Болоньевый плащ или Великое Событие, cвершившееся в МОЕ ВРЕМЯ «Триумф джаза» в «России» стал триумфом джаза в России Американская Москва - 2001: наши и не наши
© 2017 Jazz-квадрат

Сайт работает на платформе Nestorclub.com