nestormedia.com nestorexpo.com nestormarket.com nestorclub.com
на главную новости о проекте, реклама получить rss-ленту

Раймонд Раубишко - Сияние звезды Раймонда

стиль:

Раймонд Раубишко - Сияние звезды Раймонда ...Сентябрь 2005-го. В рижском джаз-клубе "Гамлет" вспоминают Раймонда Раубишко - выдающегося джазмена, на самом взлете своего творчества ушедшего от нас пять лет назад. Жизнь музыканта оборвалась за несколько минут до выступления в "Диззи".

"Боже, какая несправедливость",–первое, что пришло в голову, когда мне сообщили о случившемся. В это не хотелось верить. Ведь 2000 год так удачно у него складывался: концерты в музыкальных клубах Риги, Юрмалы, в своем уютном "Гамлете", куда вечерами стекались друзья, знакомые, гости насладиться изумительными импровизациями самого известного и авторитетного латвийского джазмена. А летом ему удалось реализовать долгожданный проект–международный конкурс молодых саксофонистов в небольшом латвийском городке Стайцеле.

Впервые я услышал молодого высоченного, как Джерри Маллиген саксофониста в конце 50-х. В те годы все мы, "отравленные музыкой духовной нищеты" стремились попасть в Клуб иностранных моряков, чтобы только послушать квинтет Раймонда Раубишко. Он уже тогда привлекал внимание яркой, напористой игрой в манере Бена Уэбстера и Коулмена Хокинса. Квинтет приглашают на первые в СССР джазовые фестивали в Тарту, Таллин... Вскоре на молодого музыканта положил глаз и пригласил в свой оркестр – школу молодых джазменов – Ивар Мазурс. Оркестр считался лучшим в городе играя на танцевальных вечерах в "Арматуре", так молодежь называла Клуб электромеханического завода, исполняя в стиле свинг известные темы тридцатых-сороковых годов. Многие приходили в "Арматуру исключительно с одной целью – послушать бэнд Мазурса.

Когда я просматриваю в своем архиве блокноты с записями наших разговоров с Раймондом, мне как бы слышится его спокойный и негромкий голос:

–Джаз вошел в мою душу с юных лет. Приходил в восторг от импровизаций кларнетиста Бенни Гудмана, поэтому и консерваторию закончил по классу кларнета. Позже освоил и саксофон. Многострадальный инструмент. Ведь сколько раз партийные идеологи, "отвечающие за культуру" и утверждающие: "сегодня он играет джаз, а завтра Родину продаст" начинали кампании по "разгибанию саксофонов". А утверждение – "от саксофона до кастета один шаг"? Джазовую музыку начинал играть в небольших ансамблях на студенческих вечерах в Университете, институтах, в клубах... И всегда в переполненных молодежью залах. Очень многие в то время интересовались джазом – "запретный плод сладок".

В начале 60-х при Доме кино открывается клуб "Кикок" в который стали часто приглашать для выступлений джазовые ансамбли. Вскоре осмелев энтузиасты "Кикока" провели в Доме культуры радиозавода им. Попова что-то вроде фестиваля. Собралась уйма народу – все "джазовые силы". Целый день, один за другим музыканты выходили на сцену и играли, играли от всей души. В первых рядах был там и Раубишко. Но так как грандиозный концерт джазовой музыки, родившейся в стане нашего идеологического врага–Америки, организаторы легкомысленно провели в дни проведения очередного партийного Пленума, когда всем надлежало знакомиться с его решениями, подобную вольность "Кикока" быстро прикрыли. Джаз вновь вернулся в лоно андерграунда.

Нужно сказать, что в те годы хорошего уровня джазовую музыку можно было услышать и в исполнении Рижского эстрадного оркестра (РЭО) руководимого Эгилом Шварцем. У него постояно часть программы отводилась джазу. В аранжировках Виталия Долгова звучала джазовая классика, блистал юный тенор - саксофонист Александр Пищиков... Но вскоре джазовая музыка в оркестре пошла на убыль. Наступала эра эстрадной песни. В этот период, в середине 60-х, и приходит Раубишко в РЭО возглавляемый теперь Раймондом Паулсом.

В 70-м Рижский эстрадный оркестр, во время гастролей по Чехословакии, принимает участие в Пражском джазовом фестивале. И там к Раубишко приходит международный успех. Его, единственного из латвийских музыкантов, приглашают в Интерджаз – оркестр составленный из лучших джазменов разных стран, для заключительного фестивального концерта. Это выступление Интерджаза Вацлава Заградника даже записано на грампластинке чехословацкой фирмы Supraphon. В это же время на "Мелодии" выходит диск – "РЭО в ритме джаза". Среди ведущих солистов – тенор-саксофонист Раубишко. Все возрастающее мастерство музыканта не остается незамеченным и он получает приглашение на работу в оркестр Латвийского телевидения и радио под управлением Алниса Закиса. В биг-бенде ведущие солисты – звезды латвийского джаза.

Особенно близко мы познакомились с Раймондом после открытия в Риге в 1971 году молодежного кафе "Аллегро", куда меня пригласили заниматься организацией первых в Латвии, для широкой публики, регулярных концертов джазовой музыки. Но большую активность Раубишко стал проявлять, когда в 75-ом, распахнул свои двери долгожданный Рижский джаз-клуб. Появилось постоянное место для репетиций, концертов, проведения джем-сешн. И уже через год в стенах джаз-клуба произошло рождение великолепного квартета "2Р+2Б (Раубишко – тенор-саксофон, Розенберг – труба, Банных – контрабас, Болдырев – ударные) Союз четырех превосходных исполнителей позволил создать ансамбль, равный которому в латвийском джазе трудно было припомнить. "Второе дыхание" открылось у опытного джазмена. С квартетом "2Р+2Б" связывались самые радужные надежды. И они оправдывались. На представительном Всесоюзном джазовом фестивале в Тбилиси в 78-ом рижский квартет – одно из самых ярких событий праздника. Критика восхищается импровизациями Раймонда Раубишко и Гунара Розенберга, а ритм-группа Борис Банных - Владимир Болдырев признается лучшей в СССР. Но неожиданно все вскоре заканчивается. Уезжает в Москву Болдырев, в тяжелую автомобильную аварию попадает Банных...

И вновь я слышу голос Раймонда:

– Да, это был тяжелый удар. Казалось – все. Подобное я уже испытал в середине 60-х, когда творческая активность наших джазменов должна была логически вывести их на профессиональную сцену. Но этого не произошло. Тогда впервые, не найдя выхода, я ушел в РЭО, в мир эстрады. Но 76-ой, рождение квартета "2Р+2Б", оказался годом моего возрождения. Но счастье оказалось столь коротким... И все же в дальнейшем мне колоссально повезло. Понимая, насколько сложно найти музыкантов ритм-групы я считал, что создать новый состав, по уровню не уступающий прежнему, практически невозможно. Только чудо могло мне помочь. Прошло два года и чудо свершилось. Ивара Галениекса, музыканта с консерваторским образованием, я знал и раньше, как неплохого бас-гитариста, игравшего в эстрадных ансамблях. Но то, что Ивар втайне влюблен в джаз и фанатично, буквально до изнеможения занимается на контрабасе... Кроме Ивара я пригласил в свое трио молодого коллегу по оркестру телевидения и радио барабанщика Мариса Бриежкалнса. Музыкант в джазе не искушенный, он привлек мое внимание упорством, старательностью, желанием серьезно работать. Трудно представить, как было нам тяжело вначале. Все игралось не так. Но мы не падали духом. Понимая, как необходимо моим молодым партнерам побыстрее набраться опыта, уверенности в себе, я стал выводить их "в свет" принимая приглашения от организаторов фестивалей. Вскоре в Рижском джаз-клубе состоялся дебют трио Раубишко- Галениекс- Бриежкалнс.

В 80-е, по опросам джазовых критиков страны, которые я (впервые в СССР) проводил в рижской газете "Советская молодежь", Раймонда несколько лет подряд признают лучшим тенор-саксофонистом Союза.

Мы часто встречались в тот период – я готовил о нем публикации в латвийские и московские журналы. Взяв в "Аллегро" ароматный кофе сидели и подолгу беседовали. И опять говорит Раймонд:

– Никто не представляет сколько надо заниматься для поддержания необходимого уровня. Репетирую ежедневно по 5-6 часов. Главное – исполнительская техника. Инструмент должен как бы слиться с тобой. Ведь техника – моя речь. Импровизация–мое мышление, интеллект, отраженное восприятие мира. Не скрою, на меня серьезное влияние оказывало творчество великих саксофонистов Джона Колтрейна и Сонни Роллинса. Но настоящий переворот произошел во мне, когда познакомился с музыкой Орнетта Колмана. Фри-джаз требует безупречного исполнительского мастерства и в то же время пленяет раскованностью, свободой самовыражения, неожиданными ходами и кульминациями.

Память хранит потрясающие выступления Раубишко. Особенно те, в которых музыкант в страстных, предельно откровенных импровизациях раскрывается весь полностью, без остатка. Это и дебют в джаз-клубе невероятного по своей энергетике квартета "2Р+2Б"(Раубишко-Розенберг-Банных- Болдырев) и выступление трио (Раубишко-Галениекс-Бриежкалнс) на ленинградском джазовом фестивале "Осенние ритмы-84". В трио его исполнительская манера теперь - подчеркнуто сдержанная, с лаконичными и глубокими по содержанию импровизациями. Нашел Раймонд и близкое к стилю кул звучание своего тенор-саксофона. В том же году, на фирме "Мелодия ", выходит диск "Картины древнего Египта". Замечательная работа Раубишко.

Музыкант серьезно и углубленно погружен в джаз и очень требователен к партнерам и потому быть может с кем - то приходится расстаться. Он, просто фанатично, в самом лучшем значении этого слова, предан джазу. Необычайно важное событие в жизни музыканта происходит в счастливый для него 84-ый год. Принимается решение о создании при латвийской государственной филармонии джазового трио Раймонда Раубишко. Вот так. Более двадцати лет шел к этому профессиональному статусу лидер латвийского джаза.

И еще одно неизгладимое впечатление. В 1991 году мне посчастливилось услышать Раубишко на знаменитом джазовом фестивале Лайонела Хемптона в Америке.

...Во время долгого перелета Москва – Нью-Йорк, помню, спросил музыканта волнуется ли он перед столь ответственными выступлениями на родине джаза?

– Да нет. Все нормально. Ведь я, уже выступал в Западной Германии, Швеции, Финляндии ... Да и в Америке, с квинтетом побывал в 87-ом. Тогда в концертах вместе с нами принимал участие и Гровер Вашингтон. В знаменитом лондонском джаз-клубе Ронни Скотта мы две недели работали на пару с легендарным ансамблем Jazz Messengers Арта Блейки. Так что все будет в порядке. Главное, я уверен в своих партнерах: в опытнейшем контрабасисте Викторе Авдюкевиче и в молодых – пианисте Мадаре Калныньше и барабанщике Раймонде Калныньше.

...Публика заполнивашая огромный зал Kibbie Dome в городе Москоу, что в штате Айдахо, восторженно принимала латвийских музыкантов открывавших фестиваль. Я видел, как внимательно с неподдельным интересом наблюдали за игрой Раубишко и его друзей мега-звезды мирового джаза: Лайонел Хемптон, Диззи Гиллеспи, Рей Браун, Фил Вудс... С успехом играли наши музыканты и в других городах США.

В последние годы Раубишко много работал, постоянно выступал в "Гамлете", в других джаз-клубах Риги, как будто спешил все успеть сделать, совсем не жалея свое нездоровое сердце. Под его опекой, выдержав все жесткие требования, выросли замечательные молодые музыканты: контрабасист Андрис Грунте, гитарист Артур Кутепов, флейтистка Илона Кудиня...

В 2000-м мы часто общались с Раймондом. В апреле в Риге походил джазовый фестиваль, и две интересные встречи прошли в "Гамлете". Поздним вечером пришли в клуб гости из Израиля: Вячеслав Ганелин–лидер знаменитого, в 70-80-ые, вильнюсского трио "ГТЧ" и бывший рижанин замечательный контрабасист Виктор Фонарев, покинувший Латвию в начале 70-х, но успевший еще поиграть в "Аллегро". А через несколько дней я привел в "Гамлет" самого известного джазмена России Игоря Бутмана, десять лет прожившего в США и поварившегося в самой гуще американского джаза. Увидев своего молодого коллегу, Раймонд обрадовался и очень эффектно, как-то по – американски, представил его публике: "Дамы и господа, встречайте! Наш гость из России Игорь Бу-у-у-ут-ман!" Обстановка в клубе сразу именилась. Вечер, без раскачки, перешел в захватывающий джем-сешн с участием латвийских и российских музыкантах. На следующий день мы с Раймондом слушали квартет Бутмана в ночном клубе "Мираж". Это просто было фанастическое действо! По его завершению на мой вопрос о концерте, Раймонд на секунду задумался, а затем с какой-то грустью произнес: "Да. так играть, как Игорь, может только молодой. Когда сил столько, что они просто переполняют душу". Прощаясь, Раймонд произнес: "Главное для меня сейчас– удачно провести международный конкурс молодых саксофонистов в Стайцеле".

...Заключительный концерт конкурса, 1-го августа, проходил в заполненном до отказа Зале Вагнера. После выступления победителей конкурса юных саксофонистов из России и Литвы на сцене появился председатель жюри Раймонд Раубишко и гость из США – член жюри известный саксофонист Билл Харпер. С настоящим джазовым драйвом, без которого невозможен истинный джаза играл Раймонд и его американский гость. После концерта я поздравил Раубишко с завершением конкурса и пожелал на следующий год пригласить в жюри самого Сонни Роллинса. "Хорошо, обязательно",– улыбнулся Раймонд. Мог я тогда предположить, что это была наша последняя встреча? Через два месяца 27 сентября, он ушел от нас.

Потеря невосполнима. Думая о Раймонде я вдруг вспомнил, как в одной из наших бесед еще в начале 80-х, когда вокруг совсем не было видно молодых джазовых музыкантов, он вдруг произнес:

– Интересно, кто будет играть на саксофоне в 2000 году? Вспоминая эту фразу, я ощущаю в ней какую-то мистику. Неужели уже тогда он предчувствовал, что его жизнь оборвется в 2000?

...В течение вечера в "Гамлете" играли давние партнеры Раубишко - Ивар Бирканс, Зигурд Резевский, Мадар Калнынш и много молодых саксофонистов Денис Пашкевич, Райво Сташанс, Индрикис Вейтнерс...

Все хорошо Раймонд. Есть кому продолжать... И сияние твоей звезды освещает им путь.

Валерий Копман


авторы
Валерий КОПМАН
музыкальный стиль
мэйнстрим
страна
Латвия
Расскажи друзьям:

Еще из раздела саксофонисты
Памяти Владимира Коновальцева A.C.REED покойся с миром Станислав Григорьев 24.02.1938 - 24.04.2001 Steve Lacy - Межконтинентальный виртуоз
© 2017 Jazz-квадрат

Сайт работает на платформе Nestorclub.com