nestormedia.com nestorexpo.com nestormarket.com nestorclub.com
на главную новости о проекте, реклама получить rss-ленту

Джаз в Литве - Заметки наблюдателя

стиль:

Принято считать, что в 1996 году джазу в Литве исполнилось 35 лет. Хронология отсчета была предложена покойным музыковедом Людасом Шальтянисом и не оспаривалась. А что было до 1961 года? Музыкальная наука Литвы тщательно и объемно исследовала академическое музыкальное искусство; скромнее, но достаточно профессионально описана развлекательная музыка (эстрада). Карта же довоенного джаза в Литве состоит из сплошных белых пятен. В частных архивах сохранились грампластинки и газеты той поры. Музыкальные документы позволяют сделать вывод, что весь джентльменский набор европейских шлягеров 30-х годов был пропет литовской эстрадой, но нет доказательств, что были джазовые "evergreens" того времени.

Газетные же джазовые заклинания без подтверждения записей музыки отражают лишь ментальность тогдашних корреспондентов, но не музыкальные акты действительности. Умение свинговать — первый и основной признак джазовой специализации музыканта. После прослушивания эстрадных пластинок довоенной каунасской эстрады у меня возникло предположение, что в ресторанах, варьете, дансингах, кабаре Каунаса 30-х годов играли музыканты с великолепной подготовкой, но это были музыканты академической школы.

Я лично застал время (уже после войны), когда парк ресторанных музыкантов Вильнюса долгое время составляли артисты филармонических и театральных симфонических оркестров — они не свинговали. Пусть не удивляет читателя то, что я в качестве примеров привожу ресторанные оркестры. Во всем мире джаз вышел из ресторанов. А если быть беспощадно точным, то джаз вышел из публичного дома. Само слово "джаз" по одной из версий означает жаргонное название полового акта. Когда в начале 20-х годов в пуританской Америке разгоняли публичные дома, джаз стал расползаться по стране, вызывая проклятия церкви, фырканье светской публики и... восторги некоторых композиторов. Великий Стравинский даже написал специальный джазовый концерт, что, однако, не помешало ему сравнивать джаз с непрерывной мастурбацией, не приводящей ни к какому результату.

Некоторым эстрадным литовским певцам довоенного периода иногда аккомпанировали свингующие оркестранты. Но по одной версии, это были английские музыканты, по другой — каунасские. Надеюсь, умное, энергичное исследование, которое могли бы осуществить молодые бакалавры Музыкальной академии Литвы, прояснит эту загадку. И кто знает, быть может, дата возникновения джаза в Литве, ныне исчисляемая с 1961 года, будет изменена.

В пятидесятые годы в домах культуры, ресторанах, на радио, а позднее и на телевидении встречались сносно свингующие оркестры. Но импровизирующих солистов в них почти не было. Происходило становление исполнительского джаза. Настоящий, импровизационный джаз созреет позже...

И в то же самое время, а точнее, в конце пятидесятых, в республике существовал джазовый коллектив прекрасной выучки. Он даже назывался Государственным оркестром Литовской ССР и почти весь был укомплектован ландскнехтами, то есть не местными, а приезжими музыкантами. Такие сборные оркестры джазовых музыкантов были почти во всех столицах союзных республик. Литовским руководил Юозас Тишкус. В оркестре Тишкуса играли солисты высокого класса, настоящие импровизаторы, многие из которых входили в элитные круги джазовых музыкантов европейского региона СССР. Оркестр исполнял в основном эстраду, но тот небольшой процент джазового репертуара, звучавшего на концертах наряду с песнями и танцами, содержал энергичный свинг. Местной аудиторией оркестр воспринимался прохладно (нет пророка в своем отечестве?), а на выезде его обожали. На джазовое движение в Литве оркестр Тишкуса не оказал сколько-нибудь заметного влияния. Скорее всего, причиной того явились частые и длительные гастроли.

В начале шестидесятых годов, в разгар хрущевской оттепели во всех крупных городах СССР стали открываться молодежные кафе. Такое заведение открылось и в Вильнюсе. Оно называлось кафе-читальней и располагалось по улице Вильняус. Кафе-читальня стала колыбелью той музыки, адепты которой пробили окно в Европу и закрепились там. Но до этого оставалось долгих двадцать лет. За это время джаз в Литве успел умереть и возродиться.

Хрущевские функционеры поручили патронировать джаз комсомольцам. Комсомол под руководством партии открыл молодежное джазовое кафе, а закрывала его через пять лет другая организация — КГБ. Просочились слухи, что закрыли кафе по причине того, что там развелись спекулянты и гомосексуалисты. Надо отметить, что среди комсомольцев того времени встречались люди, влюбленные в джаз. Некоторые из них, кто порасторопнее, успели сделать на джазе карьеру и быстренько от него отречься. А неловкие и совестливые затянули дружбу с джазом и подпортили себе карьеру: вскоре наступили брежневские заморозки, и в Литве реставрировался идеологический социализм, испытывавший по отношению к джазу стойкую идиосинкразию. В целом, в СССР конфликт между джазом и властью был более идеологическим, в Литве — более моральным, чем отдаленно напоминал американский. В Литве местные коммунисты побаивались джаза, но не преследовали его, а относились индиферентно. Литовский джаз состоялся в атмосфере идеологического равнодушия властей и, никак ими не поддерживаемый (на фоне бесконечных финансовых вливаний в академические жанры музыки), вел полуголодное существование. Но гораздо болезненнее для джаза было высокомерие академических музыкальных кругов. Конечно, во многом академические коллеги джазменов были не так уж неправы: джаз в те годы был скорее гражданским движением самообразованных культуртрегеров, нежели искусством.

Но вернемся в кафе-читальню. Несмотря на все недостатки, оно обладало реальным признаком, делавшим это заведение джаз-клубом. Здесь не пели, не танцевали, здесь звучала лишь концертная музыка в квазиконцертных условиях, т.е. клубная. Здесь сформировались те несколько ансамблей, которые выступили на том первом джазовом концерте в Музыкальной академии Литвы, дату которого и принято считать началом истории литовского джаза. Именно здесь, на маленькой сцене с выщербленным паркетом, слепилось трио основателя вильнюсской джазовой школы (ВДШ) Вячеслава Ганелина. В 1965 году трио Ганелина приняло участие в Таллиннском международном джазовом фестивале, получив звание лауреата. Это был сильный прыжок с клубной на концертную сцену. Через год в Таллинн поехали уже два коллектива — все тот же В. Ганелин и квартет под руководством автора этих заметок...

В 1967 году эстонцы собрали грандиозный даже по нынешним временам джазовый фестиваль (зрительный зал на 5000 мест) с участием квартета Чарльза Ллойда, юного Кейта Джаррета и других. На таком крупном, престижном фестивале выступали две группы из Литвы. Это были опять трио Ганелина и квинтет автора. Ганелин стал лауреатом, а меня наградили дипломом за лучшую джазовую аранжировку народной мелодии. Но фестиваль был закрыт.

В 1968 году в небольшом городке, где жили энергетики (Электренай), состоялся первый в истории литовского джаза фестиваль "Юность-68". Он продолжался два дня, был записан литовским радио и, кажется, был зафиксирован на пластинке. Сыгранная на фестивале музыка вошла в фонды радио и часто звучала в эфире наряду с материалами таллиннских фестивалей.

Наступило безликое десятилетие предконца. Джаз, закаленный долголетним идеологическим противостоянием с тоталитарным государством, без особого труда и потерь перенес бы брежневскую реставрацию. Но у него появился новый неожиданный противник, удачливый и мощный. Это была музыка, родственная джазу, выросшая из джаза. Это был рок. И в Литве джаз практически погиб. Слабые музыканты ушли играть на свадьбах, кто посильнее — осели в ресторанах и эстрадных оркестрах. Танцевальные площадки прочно заняли бит-группы. Немало музыкантов постепенно превратились в алкоголиков и вообще выпали из культурного процесса. В Вильнюсе остался лишь один постоянно вырабатывающий джазовые программы коллектив. Это было новое трио того же Вячеслава Ганелина (с Владимиров Чекасиным и Владимиром Тарасовым), позже вошедшее в джазовые энциклопедии Америки и Европы. Но ансамбль работал только на выезде, давая в столице один концерт в год. На фоне всеобщего джазового коллапса трио эгоистически наращивало свои успехи. Оно изменило среду обитания, получив статус филармонического ансамбля современной камерной джазовой музыки. Первым в истории не только литовского, но и всего советского джаза, трио делало джазовые турне по странам Западной Европы. Причем не по идеологической линии, не по линии дружеских связей, а по профессиональной, джазовой, с адресным приглашением. Вот почему среди джазовых музыковедов принято считать, что Ганелин пробил джазовое окно в Европу...

"Мэйнстрим" переводится с английского как "главное течение". Это некоторые стили традиционного американского джаза, объединенные в одно течение. Насколько я могу судить, ни в довоенное, ни в коммунистическое время мэйнстрим в Литве так и не прижился. С появлением трио Ганелина возвысилась вильнюсская ветвь. Свои эстетические воззрения ее представители больше черпали в академической музыкальной культуре, потому что были музыкантами не американского джазового воспитания, а ортодоксального, академического. Уровень же академического образования был в Литве всегда очень высоким. Но что самое поразительное — все трое ганелинцев прекрасно играли и мэйнстрим, который они изучили самостоятельно. Итак, первый по-настоящему международный джазовый успех был достигнут в Литве академическими музыкантами с высшим инструментальным и композиторским образованием.

Примечание: мэйнстримовский джаз стал бурно развиваться в Литве лишь после восстановления Независимости с первыми ростками капитализма. Свинг в Литве стал доучиваться, углубляться и к юбилейному 1996 году стал подравниваться к общеевропейскому.

Трио Ганелина музицировало не только на выезде, а и на месте, в кафе "Неринга", и уже не косвенно, а прямо влияло на культурно-джазовую жизнь Вильнюса. Но по-настоящему они внедрились лишь когда наметился кризис трио, приведший в конце семидесятых к распаду содружества трех художников. Но нет худа без добра: распад трио послужил поводом для того, чтобы собственные художественные навыки передать другим. Иными словами, трио созрело для педагогической деятельности. Как раз в это время в системе образования, существовавшей в СССР (а стало быть, и в Литве), произошел существенный сдвиг. До тех пор единственным учителем для советского джазового музыканта был его собственных слух. Наконец-то до культурных чиновников дошло, что джазу надо тоже учить. И Москва учредила в среднем звене системы музыкального образования эстрадные отделения. Литва мгновенно поправила Москву и институировала эстрадное образование не только в среднем звене, но и сразу во всех трех. И везде мгновенно стали учить джазу. Участники трио Ганелина были приглашены в Детскую музыкальную школу им. Дварионаса. Там был заложен первый камень в строительство здания Вильнюсской джазовой школы.

Владимир Чекасин сумел за какие-то пять лет создать при Музыкальной академии биг-бэнд, сделавший стремительную карьеру: из простого студенческого оркестра он превратился в первый оркестр СССР. Это звание подтвердили почти все джазовые критики, принимавшие участие в советских ежегодных джазовых пулах (опросах).

Был еще один момент, благоприятствовавший джазу. Из всех бывших пятнадцати республик СССР в Литве и, по-моему, в Киргизии музыкальное образование патронировало Министерство просвещения. В остальных республиках музыкальным образованием занималось Министерство культуры. Я не знаю точно, с какого времени и по каким причинам существовал такой порядок. Что это означало на деле? Просвещение в большей, чем культура, степени субсидировалось государством, и школьники Литвы платили за учебу в музыкальной школе в пять раз меньше, чем их сверстники в других республиках. Дешевизна, доступность музыкального образования привели к тому, что к моменту возникновения джазового бума в Литве сложилась великолепная музыкальная среда, сформировался широкий круг реципиентов, в основном, академической молодежи.

Изменился статус джаза. Если ранее джазовая специализация музыканта воспринималась в академической музыкальной среде скорее как тавро лилии, нежели как квалификационный сертификат, то теперь положение изменилось. Весьма заслуженные люди стали отзываться о джазе весьма лестно. Быть джазовым музыкантом, исполнять джаз становилось престижным.

Итак, к началу восьмидесятых все в Литве было подготовлено для возрождения джазового движения. Это возрождение было стремительным и бурным. Результатом его стало восхождение на джазовый Олимп блистательной тройки вильнюсских саксофонистов и целого консерваторского биг-бэнда. Три саксофониста получили устойчивый джазовый ангажемент в странах Западной Европы, вошли в элитарные музыкальные слои Европы. Первый из тройки — уже известный нам Владимир Чекасин, третий — его ученик и коллега Витаутас Лабутис. И Пятрас Вишняускас.

Тридцатилетие джаза совпало с годом восстановления независимого Литовского государства, в литовском джазовом искусстве выкристаллизовались основные направления стилевой независимости. Первенство в союзных джаз-пулах потеряло свою привлекательность, потому что литовские джазовые группы получали все большую известность в Европе. После участия в престижной программе на "Би-Би-Си-4" и в известном нью-йоркском фестивале "IVC" трио Ганелина прочно заняло место в джазовых энциклопедиях Старого и Нового света. (Например, в американской "The Harmony Illustrated Encyclopedia Of Jazz") Во время перестройки и гласности чемпионами по гастрольным километрам стали четверо музыкантов, лидером которых был Владимир Чекасин. Квартет продолжал линию ГТЧ, тем самым доказывая появление традиции. Традиционность при наличии процесса обучения и процесса воспитания — прямые признаки школы. Сейчас в Литве, в Вильнюсе, приступило к профессиональной работе третье поколение джазовых исполнителей, воспитанных в традиции ВДШ. Вот некоторые черты, из которых можно сложить представление о стиле ВДШ:

— Полистилистика. При номинативном названии "джазовая" джаз в ВДШ факультативен. Он только один из музыкальных ярлыков, а есть еще рок, фольклор различных регионов, различные стили классической музыки и т.д.

— Сюитность. Говоря на различных языках тональной и атональной музыки, приверженцы ВДШ размещают свои высказывания в рамках традиционного европейского музыкального симфонического мышления. Чаще всего музыканты ВДШ играют в форме сюиты.

— Симультанный мультиинструментализм. В концертную практику исполнителей стиля ВДШ вошло применение множества инструментов традиционных и экзотических. При этом музыканты зачастую играют на нескольких инструментах одновременно (симультанно). Если вы увидите на сцене саксофониста, трубящего в два, а то и три саксофона, будьте уверены: он наверняка живет в Вильнюсе.

До сих пор я рассказывал о Вильнюсской джазовой школе как об оригинальной творческой концепции. Но есть и педагогическая. Музыканты, применяющие идеи ВДШ в своем творчестве, учат своих младших единомышленников рационально и суггестивно. Рациональная часть педагогической методики была сформулирована Владимиром Чекасиным. Она называется "Основы оперативной композиции и структурирования". В 1995 году в ноябре в немецком городе Мёнхенгладбах состоялся 4-й Интернациональный конгресс, посвященный проблемам джазовой педагогики и импровизационной музыки. На конгресс была специально приглашена литовская делегация, включавшая вильнюсских педагогов и учеников Детской музыкальной школы им. Балиса Дварионаса. Владимир Чекасин как автор вышеупомянутой методики прочитал доклад о подходах преподавания основ джазовой импровизации и оперативной композиции в школе Дварионаса. (Школа им. Дварионаса является основной материальной базой существования ВДШ.) Небольшое сообщение по истории джазового образования в экс-СССР и Литве сделал автор этой статьи. Вильнюсские учителя провели мастер-классы с немецкими детьми и дали большой трехчасовой концерт, в котором музицировали представители всех трех поколений Вильнюсской джазовой школы. Следует добавить, что творчество музыкантов и педагогов ВДШ давно вызывает пристальный интерес немецких коллег. Молодой саксофонист, воспитанник Чекасина Людас Моцкунас получил специальную стипендию, с помощью которой он смог участвовать в выездной американской джазовой школе Беркли в Германии. Один из организаторов конгресса господин Хорст Кузон (Horst Couson) применяет метод ВДШ в своей педагогической практике и собирается писать диссертацию на эту тему.

В последние годы сильно изменилась джазовая культурная среда Литвы. В начале 90-х сформировался довольно крепкий средний класс джазовых музыкантов. Появились ансамбли, играющие в традиционных стилях джаза: буги-вуги, диксиленд, би-боп, свинг, фьюжн, фолк-джаз и т.д. В крупных городах открылись джаз-клубы; хозяева некоторых кафе и ресторанов, желая поднять престиж заведения, стали приглашать к себе джазовых исполнителей. Во время муниципальных мероприятий джаз зазвучал на улицах, во время выборов — на ТВ. Презентация различных фирм и банков проходит с неизменным участием джазовых музыкантов. В настоящий момент внутренний джазовый рынок перенасыщен, создалась конкуренция, а стало быть, быстро повышается уровень исполнения.

Но главным двигателем джазового механизма по-прежнему остаются джазовые фестивали. Их проводится около десятка в год. Самым престижным среди них является фестиваль "Вильнюс-джаз". Постоянным продюсером фестиваля вот уже на протяжении 9 лет является Антанас Густис. Энергичная деятельность этого человека привела к тому, что фестиваль "Вильнюс- джаз" за короткий срок посетили такие звезды европейского нового джаза, как Александр фон Шлипенбах (Alexander von Sclippenbach), Картни Пайн (Courtney Pine), Стив Лэйси (Steve Lacy). Фестиваль прочно вошел в такие мировые джазовые каталоги, как "Europe Jazz Network" (Ravenna, Italy), "Eurofile Music Industry Directory. Music & Media" (Amsterdam), "Jazz Times 1th Annual Directory USA" и т.д.

До недавних пор дорогостоящие американские джазовые звезды объезжали Литву как некий глухой провинциальный медвежий угол. Но все когда-нибудь кончается. В 94-м в Литву приехал Чик Кориа (Chick Corea), а за ним — Джо Завинул (Joe Zawinul). В прошлом году вильнюсцы слушали живую джазовую легенду Били Кобэма (Billy Cobham).

Стилистически фестиваль в Вильнюсе тяготеет к европейскому новому джазу. Подобные мероприятия обычно организуются в германоязычных странах. Во время концертов создаются множество проектов, в которых участвую местные и приезжие музыканты...

Вот уже шестой год подряд проводится джаз-фестиваль в Каунасе. Его концепция более широкая и универсальная, поэтому для конкуренции с Вильнюсом нет причин. Его продюсер — Йонас Ючас. Фестиваль Й. Ючас проводит обычно в разгар весны, и погода часто позволяет ему организовывать концерты на открытом воздухе. В этом году гости слушали дуэт церковных колоколов и саксофона в исполнении уже известного нам Пятраса Вишняускаса и композитора Гедрюса Купрявичюса. Традиционны для Каунаса и концерты сакрального джаза, которые проводятся в церкви. Из американских мэйнстримовских звезд в Каунас приезжали Джон Скофилд (John Scofield) и великий Элвин Джонс (Elvin Jones) с младшим из семьи Марсалисов (Marsalis).

Старейший фестиваль Литвы в Бирштонасе — это смотр литовских джазовых сил. На нем начинали свою джазовую карьеру такие известные музыканты, как тромбонист и певец Скирмантас Саснаускас, пианист Гинтаутас Абарюс, пианист и композитор Кястутис Лушас, заведующий джазовых факультетов Клайпеды пианист Саулюс Шяучюлис. Сейчас это джазовые профессионалы, часто гастролирующие в странах Западной и Восточной Европы.

Свой фестиваль в Литве получили дети и подростки. Он так и называется "Бэби джаз" (Baby Jazz). Свой фестиваль есть и у джазовых вокалистов Литвы. Он проводится раз в год в Паневежисе.

Постмодернизм был освоен Вильнюсской джазовой школой без особой натуги и культивировался как стилевой элемент музыкального языка где-то наряду с рэпом или брейк-дансом. А вот такое любопытное течение, как новый синкретизм, выражавшийся в несколько даже излишней театрализации концертов таких коллективов, как трио Ганелина, квартет Чекасина, "Вильнюс-джаз квартет", привело к тому, что в столице каждую осень организовывается авторский и очень популярный фестиваль "Музыка и действие". Автор фестиваля — Эдмондас Бабянскас. Идея чисто синкретичная, музыка звучит в основном новоджазовая.

Примерно раз в три года на джазовом литовском небосклоне зажигается новая звезда. По количеству звездных саксофонистов на душу населения Литва, наверное, на первом месте в мире. Саксофонисты ВДШ лишены всякой фанатичной зашоренности: они играют любую музыку с любыми музыкантами из любой страны. Ранее музыканты, создавая свою группу, долгое время жили как бы одной семьей. Это было время собственных стилевых наработок, создания своего музыкального лица. Сейчас вильнюсские музыканты больше напоминают бабочек-однодневок: они путешествуют по миру, создавая однодневные, одногастрольные коллективы, играют на сцене без всяких репетиций. Конечно, к такой жизни располагает сам характер свободной импровизационной музыки и виртуозность исполнителей.

Такую жизнь ведут те музыканты, которых я уже называл и которые еще не названы. Среди последних — молодой вильнюсский пианист Томас Кутавичюс, которого иногда называют новым Ганелиным. Он прекрасно играет мэйнстрим в манере Чика Кории (Chick Corea) и позднего Кейта Джаррета (Keith Jarrett), но не любит этого делать. Томас — музыкальный ювелир, он мастер новоджазовой миниатюры.

Ученик Пятраса Вишняускаса альт-саксофонист Даниэлюс Праляускис унаследовал от учителя не только технологию, но и склонность к авантюрным эскападам. Пятрас часто эскапировал: пролетая над озером на воздушном шаре, он искал новые ощущения в звуке, отраженном от поверхности воды. Фонтанирующий фантазер Праспаляускис сейчас усиленно изучает болгарский и молдавский фольклор. Наверное, будет играть на саксофоне, бегая по раскаленным углям, как это делают болгарские фольклорные певицы и колдуны.

Ну а чем заняты мэтры литовского джаза, основатели его вильнюсской ветви? Барабанщик и перкуссист Владимир Тарасов преподает музыку в Штуттгарте и участвует в американских перфомэнсах в Карнеги-холл, которые устраивают на нью-йоркской сцене русские художники-авангардисты Илья Кабаков и компания. Чекасин работает в кинематографе в качестве музыканта, композитора и режиссера. Пятрас Вишняускас играет в Израиле в трио с Вячеславом Ганелиным. С известной фольклорной певицей Вероникой Павиленене, Витаутасом Лабутисом, Томасом Кутавичюсом, талантливым контрабасистом Эугениюсом Канявичюсом и невероятно креативным барабанщиком Далюсом Науекайтисом, Пятрас побывал в Австралии, принял участие в джазовом фестивале в Детройте (США).

В своих заметках я больше старался обратить внимание на концептуальную сущность возникновения, развития и возвышения джазовой музыки в Литве. Наверное, поэтому многие конкретные фамилии музыкантов и общественных деятелей опущены в повествовании. Например, творчество одного из любопытнейших художников саксофона Витаса Лабутиса не исследуется, а лишь вскользь упоминается имя. Не назван великолепный гитарист Юозас Милашюс. В прошлом году лауреатом литовской "Грэмми" стала Нэда Малунавичюте, и она не названа в заметках. Это далеко не полный перечень имен. Они могли прозвучать, но тогда это должна была быть уже другая статья.

Может быть, следующая...

Олег МОЛОКОЕДОВ


авторы
Олег МОЛОКОЕДОВ
страна
Литва
Расскажи друзьям:

Еще из раздела территории
Нью Йорк - джаз под землей Финляндия - Джаз в стране Сибелиуса Петербург - джазовые клубы Москва - джазовые клубы
© 2017 Jazz-квадрат

Сайт работает на платформе Nestorclub.com