nestormedia.com nestorexpo.com nestormarket.com nestorclub.com
на главную новости о проекте, реклама получить rss-ленту

Garrison Fewell - по ту сторону струн

стиль:

Garrison Fewell - по ту сторону струн
Большое мастерство и столь же большая известность не всегда ходят рядом. Иногда по воле случая, иногда по воле самого музыканта...

Как вы думаете, про какого гитариста могут быть эти строчки, опубликованные в различной американской прессе после выхода его первых альбомов в 1993 и 1995 году:

"В клубе "Blue Note" он играл, сплетая длинные, плавные мелодии с безупречной логикой и изящным свингом, артикулируя каждую ноту необычайно легко и четко... Стрэйхорновская "Johnny Come Lately" прозвучала со всей живостью и блеском, присущим оригинальному биг–бэндовому исполнению, и продемонстрировала всем, что этот квартет обладает настоящим свинговым чувством";

"...один из самых неожиданных гитарных альбомов этого года. Сам стиль всех композиций идеально подходит под саунд его гитары — теплый, богатый и насыщенный...";

"Он — просто какая–то неожиданная находка, открытие одного из самых хорошо сохраняемых до сих пор джазовых секретов. Его музыка неспешно струится и наполняется тонкой, прямо–таки загадочной красотой...";

"Он тяготеет к балладной форме, легатной манере игры, сочному, эмоциональному, неискаженному звучанию. Он избегает как банальностей, так и игры "на публику", с легкостью извлекая из своего инструмента вальсирующие, кружащиеся темы... никакой спешки, каждая нота весома и осмысленна, каждое соло оформлено и закончено: Пат Мартино без его тяжелой невозмутимости и Джим Холл с усиленной блюзовой основой";

"Билл Эванс гитары...".

Гитариста зовут Гаррисон Фьюэлл (Garrison Fewell). Этот музыкант был, увы, до последнего времени практически неизвестен у нас, но с выходом его третьего альбома в 1997 году положение стало меняться. Гастроли музыканта по Европе и Америке всегда проходили без особого шума, хотя и получали самую лучшую прессу. Просто сам Фьюэлл относится к такой вещи как успех очень по–философски. Пат Мартино, его учитель, заметил как–то Гаррисону, что не очень–то стоит стремиться к быстрой известности, и посоветовал ему руководствоваться известной пословицей дзэн–буддизма "пламя лучше всего видно в темноте". А для того, чтобы его действительно стало видно, нужно дать ему время разгореться. Есть красота яркая, контрастная, а есть скрытая, незаметная на броском фоне. Ее–то и исповедует Фьюэлл, запомнивший слова своего учителя.

Гаррисон Фьюэлл рос и ходил в школу в 60–х годах в Филадельфии, а его отец (каждому ребенку можно пожелать такого понимающего родителя), считая, что лучшей жизненной практикой для сына будут путешествия, после окончания им института дал ему денег на длительную поездку по Азии и Среднему Востоку. Молодой человек, почитатель романов Германа Гессе, смог повидать те места, в которых происходили события романов и эссе своего любимого писателя. Гаррисон объездил Турцию, Иран, Афганистан, Израиль, горы Гиндукуша, побывал в Пакистане и Индии, проехал по маршруту легендарного Великого Шелкового пути. Везде он стремился к тому, чтобы узнать что–то новое о музыке этих стран, поиграть с местными исполнителями, и позже этот опыт отразился на его сочинениях.

Фьюэлл поступил в колледж Беркли в Бостоне в 1973 году. Тогда он играл в основном рэгтаймы и блюзы. Как сам он говорил: "Первые джазовые пластинки, которые я купил, поступив в Беркли, были "Where Would I Be" Джима Холла (Jim Hall) и "The Visit" Пата Мартино (Pat Martino). Они помогли мне определить мою концепцию гитарного звучания — в особенности глубина и насыщенность гитары Мартино".

После окончания колледжа Гаррисон продолжает учиться: он считает, что качество игры определяется не скоростью пальцев гитариста, а количеством и качеством его музыкальных идей. Учителями Фьюэлла стали Ленни Брю (Lenny Breau) и недавний кумир — Пат Мартино — музыкант и мистик одновременно. Его стиль обучения был очень прост: демонстрировать ученику процесс создания музыки без всяких подробных пояснений. Такой метод, предполагающий ко всему прочему уже известную предварительную подготовку, развивает интуитивное чувство композиции. Фьюэлл волей–неволей должен был угадывать ход мыслей Мартино, подстраиваться под них и пытаться понять, что движет им и почему результат этот зачастую так далек от тех академических образцов, которые ему преподносили в колледже. Основным принципом, усвоенным молодым гитаристом в процессе своего становления как профессионала, стало осознание того, что совершенствоваться и искать новое можно (и нужно) постоянно.

Надо сказать, что Гаррисон Фьюэлл даже слишком хорошо усвоил этот урок — он с большой неохотой "выпускал в свет" свой первый альбом, считая, что тот недостаточно "доведен до ума". Опасения были напрасными: в 1993 году альбом "A Blue Deeper Than The Blue" сразу же был отмечен как лучший джазовый альбом года в самом Бостоне, лучшая запись года в чартах журнала "Coda" и вошел в десятку уже всеамериканского опроса "Десять лучших джазовых альбомов года", проводимого агентством "United Press International". Да и следующие два диска не остались незамеченными. Как писал про альбом "Are You Afraid Of The Dark" менеджер нью–йоркского клуба "Blue Note", где вживую записывались все его треки, "живая запись с магическим саундом, который сразу понравился слушателям".

Но это все происходило уже после того, как Фьюэлл начал сам преподавать в колледже Беркли (в 1977 году) и начал ездить в туры по Европе (1987 год). Все эти годы он накапливал в себе музыкальный материал и совершенствовал свой стиль. Вообще–то, начать серьезно играть в двадцать с небольшим и записать свой первый диск почти двадцать лет спустя — для этого нужно было поистине восточное терпение, духом которого Гаррисон, похоже, проникся в своих путешествиях.

На первых же гастролях в Европе его ждал теплый прием, и туры стали практически ежегодными. Его интеллектуальный, мягкий и в то же время чувственный стиль пришелся по душе европейским джазфэнам, а большое количество клубов, фестивалей и короткие расстояния способствовали активной концертной деятельности. По его же собственным словам, "...европейская сцена дала мне возможность развить исполнительское мастерство, стать настоящим артистом–профессионалом". Ко всему прочему, поездки с концертами стали совмещаться (и продолжают) с ведением регулярных курсов и лекций по джазовой гитаре в Роттердаме, Кельне, Фрайбурге, Лейпциге, Варшаве, Брюсселе, Париже, Турине...

Как положено, затем пришел успех и в Америке, хотя и достаточно локальный (квартет стал постоянным резидентом в нью–йоркском клубе "Blue Note", появились приглашения на концерты в некоторые другие города). Он играет как классику джаза — Эллингтона, Стрэйхорна, — так и собственные сочинения. Его партнеры по сцене, ударник Мэт Уилсон (Mat Wilson), контрабасист Сесил Макби (Cecil McBee) и пианисты — поначалу Фред Херш (Fred Hersh), а потом Ласло Гардони (Lazslo Gardoni), подобрались не в результате каких–то поисков, а сами собой. Каждый из них поддерживает и развивает то настроение, которое своей гитарой создает Фьюэлл — серьезное и медитативное.

Третий его альбом, вышедший в 1997 году, называется "Reflection Of A Clear Moon" — "Отражение ясной луны". Он записан в Будапеште дуэтом с пианистом Ласло Гардони во время очередного европейского тура. В этом альбоме еще яснее прослеживается философское настроение гитариста. Ему было очень уютно в Будапеште, как у себя дома, а Ласло неожиданно прочувствовал некую новизну своего родного города во время визита Гаррисона. Такое неожиданное настроение мистически повлияло на взаимоотношения музыкантов при записи альбома. "Несколько раз я чувствовал прямо–таки телепатическую связь между нами, когда импровизационное вдохновение умножалось нашими совместными усилиями, — говорил Фьюэлл. — Мы разговаривали о буддизме и о космосе за ужином перед выступлением, и эти беседы послужили внутренним толчком".

Музыка, которую играют они вдвоем, несет в себе отголоски самых разных культур — и восточных, и западных. Самой запоминающейся чертой этого альбома является, пожалуй, его естественность и музыкальная свобода, которая выражена в достаточно строгих формах. А название диска сам гитарист взял из древнего японского буддистского текста, который гласит:

Поскольку в земле есть пустота,
вода собирается там;
поскольку синее небо чисто,
на нем светит луна.
Когда луна восходит,
на воде сияет чистый свет.
И отражение луны
распространяется
по поверхности воды,
так же, как и Мистический
Закон наполняет
наше существование.

Евгений ДОЛГИХ


авторы
Евгений ДОЛГИХ
музыкальный стиль
мэйнстрим
страна
США
Расскажи друзьям:

Еще из раздела гитаристы
Albert King B.B.King - Блюз для всех и пусть никто не уйдет обиженным Buddy Guy - Немного о большом черном человеке Charles Christian - Свой путь
© 2017 Jazz-квадрат

Сайт работает на платформе Nestorclub.com