nestormedia.com nestorexpo.com nestormarket.com nestorclub.com
на главную новости о проекте, реклама получить rss-ленту

Джаз идет в кино - 30-е годы (История джаза от Timeless)

стиль:

Джаз идет в кино - 30-е годы (История джаза от Timeless) Рассказывая об этом "экспонате" из коллекции исторических джазовых записей, изданной голландской компанией "Timeless", над названием материала долго мучаться не пришлось — сам альбом назван достаточно красноречиво и броско: "Джаз идет в кино". Автору этих строк была особенно интересна тематика альбома, потому что взаимоотношениям джаза и кинематографа он и сам посвятил небольшое исследование, опубликованное на страницах "Jazz — Квадрата" в 1999 году. И сразу надо сказать, что под таким углом зрения, как это сделали составители "таймлессовского" диска, в том материале вопрос вообще не рассматривался.

В альбоме "Джаз идет в кино" упор сделан на исполнении джазовых стандартов или, чаще, популярных песен тех лет знаменитыми кинозвездами тридцатых годов в сопровождении, как правило, джазовых музыкантов. С тех, уже далеких, времен в принципе почти ничего не изменилось. И сегодня многие артисты кино и театра сплошь и рядом демонстрируют широкой публике свои вокальные способности с чужим, а подчас и со своим репертуаром. Только одни умеют петь, связками ли, душой ли, очень здорово и делают это, а другие ничего не умеют, но делают это все равно. Так же было и в тридцатых годах, что бесстрастно и точно отражает этот альбом, просто именно джазовые ритмы были основным языком тогдашней поп-музыки.

Открывается диск записями артиста действительно выдающегося. Фред Астер (Fred Astaire) был одним из самых ярких голливудских актеров, потрясающим танцором и действительно неплохо пел. Интересно, что эти записи, первые в карьере Астера, были сделаны в 1930 году не в Штатах, а в Лондоне. Фред поет (и танцует, можно услышать классическую чечетку его каблуков) известную песню Ирвина Берлина "Puttin' On The Ritz" (из одноименного фильма) и "Crazy Feet" из фильма "Happy Days". Обе эти ленты появились в том же году и, возможно, Фред пытался, как сейчас модно говорить, "раскрутиться" на фоне своей экранной популярности. Астера можно услышать и еще в двух композициях, но записанных уже десять лет спустя, в 1940 г., в Лос-Анджелесе и в сопровождении одного из самых лучших свинговых биг-бэндов — оркестра Бенни Гудмена. При этом в "Who Cares (So Long As You Care For Me)" дополнительное удовольствие вам доставит хрустальное вибрафонное соло Лайонела Хэмптона, который тогда играл у Гудмэна.

Что же до английских записей, то в них Астеру аккомпанировали уже известные нашим читателям по дискам «Timeless», посвященным британскому джазу, трубач Макс Гольдберг, тромбонист Тед Хит и другие местные знаменитости.

Тот же Гольдберг был занят и в еще двух, представленных на диске лондонских записях. Это "Alone With My Dreams" из фильма "A Man Of Mayfair" (1931) в исполнении Джека Баханана (Jack Buchanan), эпигона Астера, который умел делать все, что и Фред, только, увы, похуже и "One Little Kiss From You" (1933), тоже песня из фильма, в исполнении английской по происхождению актрисы и певицы Джесси Мэтьюз (Jessie Matthews).
Надо сказать, что вокалистки представлены на диске значительно шире своих коллег киноактеров — мужчин. Это разные по уровню исполнительского мастерства певиц треки, но все они интересны: где действительно талантливым пением, где отличным аккомпанементом, а где безжалостной иллюстрацией творческой несостоятельности.

Самой значительной в этой связи мне показалась парижская запись 1933 года, в которой "Wo Ist Der Mann?" поет на немецком, со своей неподражаемой хрипотцой и томным интонированием, замечательная актриса Марлен Дитрих (Marlene Dietrich). К тому времени она была уже в блеске славы знаменитой ленты "Голубой ангел" и уже сказала громкое "нет" режиму коричневых уродов, установившемуся в ее родной Германии. Но кроме того, в этой записи с Дитрих работает очень сильная команда инструменталистов, темнокожих джазменов из Штатов, уже ряд лет выступавших на европейских сценах. Это и трубач Артур Бриггс, канадец по происхождению, и кларнетист из Нового Орлеана Пит Дюконж и отличный пианист Фредди Джонсон.

Если говорить о громких именах среди кинозвезд, то вслед за Дитрих надо упомянуть Джуди Гарланд (Judy Garland). У нее на диске две записи 1936 года, в том числе известный стандарт "Stompin' At The Savoy", исполненные с оркестром Боба Кросби. Эти песни взяты не из фильмов, но по своему знаменательны. Гарланд записывала их через два дня после своего четырнадцатилетия (!) и они увековечили будущую звезду на старте ее славного восхождения к покоренным впоследствии высотам.

А вот Мэй Уэст (Mae West) в середине тридцатых была уже в зените популярности. Эта актриса чрезвычайно органично выглядела в имидже секс-бомбы и служила образцом женственности для двух третей представителей сильного пола в Америке. Вокальных записей Мэй делала мало, "I Like A Guy What Takes His Time" (1933) принадлежит к числу раритетов, но судя по этому треку, лучше бы актриса ограничивалась миром кино. В студии звукозаписи и на сцене ей явно не стоило появляться.

Зато запись "How I'm Doin'? / Dinah" (1932), запись тестовая и даже не предназначавшаяся к изданию, где Марта Рей (Martha Raye) поет в сопровождении гитариста Лонни Джонсона, оказалась весьма любопытной. Дуэт, когда голос остается один на один с инструментом, когда у него нет возможности прикрыть собственные слабости оркестровым звучанием, формат достаточно сложный. Но Марта Рей вполне убедительно выглядела в паре с одним из лучших гитаристов довоенного джаза.

Но пора возвращаться к певцам — актерам. Безусловно, самое яркое имя здесь — это Бинг Кросби (Bing Crosby). Этому выдающемуся артисту "Timeless" посвятил отдельный альбом в своей серии и мы уже писали о нем (см. №12/99). Но все же диск "Джаз идет в кино" без Бинга был бы явно ущербным, тем более, что именно этот исполнитель был наиболее органичен в джазовом репертуаре среди всех, представленных на диске. Кросби попал в этот сборник с композицией "Smarty (You Know It All)", которую он записал в Лос-Анджелесе в 1937 г. с бэндом Скотта Троттера.
В финальной записи на диске звучит опять мужской голос. Он принадлежит отличному комику и никакому певцу Эдди "Рочестеру" Андерсону (Eddie "Rochester" Anderson). С голосом у него явные проблемы, но актерский талант и тактичный аккомпанемент помогли ему довольно пристойно завершить свой единственный в жизни вокальный эксперимент — "My! My!" (1940).

В конечном счете и для большинства представленных на альбоме актеров и актрис (не будем говорить о личностях типа Кросби и Дитрих) пение так и осталось экспериментом и не заслонило главную сферу приложения их талантов. Но и актерских, и вокальных способностей абсолютному большинству из них хватило, чтобы и сегодня "таймлессовский" сборник можно было слушать не без удовольствия.

подготовил Леонид АУСКЕРН


авторы
Леонид АУСКЕРН
музыкальный стиль
свинг
страна
США
Расскажи друзьям:

Еще из раздела история джаза
Оригинал из Нью-Йорка (История джаза от Timeless) Неудавшийся конкурент Сэчмо (История джаза от Timeless) Чикаго - Севернее южной стороны (История джаза от Timeless) Новый Орлеан - мифы и реальность (История джаза от Timeless)
© 2017 Jazz-квадрат

Сайт работает на платформе Nestorclub.com